***
 
Мужчина в коричневом балахоне подошёл к бабушкам возле подъезда. Поднял веки одной из них, заглянул в равнодушный взгляд. Аликс, как всегда, была в своём репертуаре. Мужчина даже иногда жалел, что оставил ей жизнь. Убери эту женщину и сотни людей останутся живы.
 
***
 
После душной квартиры, пусть и с разбитым окном, на улице была благодать – тепло, лёгкий ветерок трепал волосы. Единственное, что портило впечатление – неприятные запахи этого мира. Очень сильно воняло чем-то непонятным. Бродмир догадывался, что эта вонь от механизмов, которыми аборигены пользовались для перемещения.
– По-хорошему надо уничтожить парня, – сказал Бродмир. – Но думаю, нам не стоит терять время.
Аликс подняла бровь, Сохорн ухмыльнулся. Мимо охотников прошёл юноша лет шестнадцати. В его ушах торчали чёрные капельки и к ним из кармана шли нитки. Но самое странное, что из его ушей доносился грохот. Охотники проводили его глазами.
– Я сказал что-то смешное? – повернулся к подчинённому Бродмир.
– Ты сказал что-то глупое, – Сохорн с вызовом посмотрел на главного охотника. – Ты хочешь нарушить первое правило и оставить в живых свидетеля. Или ты забыл это правило?
– Не тебе учить меня, – ответил Бродмир ровным голосом. – И не тебе давать указания. Мой приказ следовать всем вместе за преступницей и не терять времени на второстепенную линию.
– За невыполнение части задания, наказывают так же, как и за невыполненное задание. А свидетели уничтожаются всегда! – прищурился Сохорн.
Бродмир побелел.
– Пасть закрыл, – сквозь зубы произнёс главный охотник. – Тебе был отдан чёткий и ясный приказ. И я не помню, чтобы приказы обсуждались. Что-то я сильно вас разбаловал, – он обвёл взглядом остальных. – Одна пререкается, второй нагло дерзит. Забыли, как в других командах с дисциплиной? Хотите, чтобы и у нас так было? Будет, сволочи, будет! Вы у меня допроситесь!
Аликс побледнела. Она прекрасно помнила, как обстояли дела с дисциплиной в других отрядах. За малейший промах следовало жесточайшее наказание, зачастую неравносильное прегрешению. Именно за то, что её хотели наказать, она убила свой прошлый отряд.
Больше не произнеся ни слова, Бродмир быстрой походкой направился по ментальному следу. Остальным охотникам пришлось почти бежать за ним. Особенно тяжело было Аликс на каблуках.
Ментальный след провёл по дорожкам между однотипными кирпичными домами, мимо детского сада, вильнул вокруг футбольно-баскетбольной площадки, где с мячом носились подростки, и вывел к побуревшей от времени пятиэтажке. Дверь в подъезд оказалась закрыта, причём замочной скважины охотники не заметили.
– Или изнутри заперта или тут какая-то магия всё же есть, – сказал Нокс.
– Нет здесь никакой магии, – Бродмир внимательно изучал устройство с кнопками, справа от двери. – Ты забыл где мы? Дикие миры все такие.
В двери противно запищало, и она открылась. Появился человек небольшого роста и крайне отталкивающей наружности. Лицо опухло, в щелочках глаз не проглядывалось никаких желаний или эмоций. Как у куклы. А ещё от него сильно воняло немытым телом.
– Э-э! – воскликнул он, когда Бродмир оттолкнул его и прошёл мимо. Не удержавшись на ногах, Рыбак грохнулся на землю. Нокс хотел помочь ему подняться, но следовавший позади Сохорн с силой толкнул в спину.
– Шагай, – прорычал он. – Ему и без тебя уже хорошо.
– Может, ему плохо было? – обернулся в подъезде новенький и, споткнувшись о ступеньку, чуть не шмякнулся.
Бродмир поднялся на следующий этаж. Аликс шла следом. В этом подъезде под потолком висело устройство в виде груши, из которого лился тусклый жёлтый свет. Сквозь грязные окна проникало немного солнечного, но углы всё равно тонули в темноте.
– Ты впервые пьяного увидел? – Сохорн успел подхватить за шиворот новенького. Вернул в вертикальное положение.
– А это был он? – вытаращил глаза Нокс.
Во всех отсталых мирах, с подачи Рая, дурманящее зелье было под строжайшим запретом, вне зависимости пьёшь ты его или изготавливаешь. Поговаривали, что в диких мирах его употреблять можно.
Сохорн промолчал. Лишь подтолкнул новичка, мол, шагай быстрее.
Ментальный след привёл на второй этаж. На широкой лестничной клетке приятно пахло котлетами. У Бродмира в желудке заурчало. Перед дверью, обитой старым, непонятного цвета дермантином, он остановился. Остальные охотники столпились за спиной. Бродмир подёргал ручку – безрезультатно.
– Эта точно на замке, – указала Аликс на продолговатую замочную скважину. – Кто помнит, как открыть такую дверь?
Сохорн промолчал. От Нокса никто и не ждал подобных знаний. Бродмир презрительно оглядел подопечных. На языке так и вертелось: «Вам бы только людей мучить». Сдержался. Вместо этого наклонился к замку и прошептал «Открытие» третьей ступени – заклинание раскрывавшее любой замок. Дёрнул за ручку, внутри легонько звякнуло, после чего дверь распахнулась.
Гости из другого мира попали в длинную и сумрачную прихожую. Возле стены высился громоздкий нелакированный шкаф, на противоположной висели плакаты с видами природы, чуть дальше находилось трюмо с поворотными зеркалами. Затхлый запах кислятины немного заглушала химическая свежесть горного леса.
Бродмир приложил палец к губам и двинулся по коридору. Последним вошёл Сохорн и тихо прикрыл дверь. В одной из комнат, на разложенном диване спал парень двадцати с хвостиком лет. Штанины растянутого синего трико задрались. На белой майке выстиравшийся логотип производителя. Из раскрытого рта стекала слюна. Рядом с диваном стояло пять пустых бутылок. По скопившемуся в душной комнате перегару не составило труда догадаться, что раньше в них содержался алкоголь.
Бродмир рукой показал Аликс на остальные комнаты. Дождавшись подтверждения от охотницы, что в квартире больше никого нет, Бродмир отвесил парню восемь сильных пощёчин. Голова аборигена металась из стороны в сторону. К восьмой он окончательно проснулся и отодвинулся к стенке, подальше от агрессора.
Женя глупо блымал глазами. Не мог понять, откуда в его квартире, закрытой на замок взялся мужик с седыми волосами до плеч и в военной форме без знаков различия. Позади него скрестила руки на груди красивая черноволосая дамочка в кожаных штанах и белой блузке. Рядом с ней стоял неприятный тип с засаленными волосами и свинячьими глазками, его жёлтый галстук съехал в бок. Позади всех находился пацан в джинсах и синей майке с красной надписью «Россия».
Женя чувствовал непонятную силу, исходившую от пришельцев. Она витала в воздухе, как комары или мухи, например. Ему очень хотелось им нахамить, послать на три или на пять букв. Но чувствовал, что делать этого не стоит.
– Чем могу быть полезен? – Евгений попытался придать лицу деловое выражение, словно партнёры по бизнесу будили его так каждое утро.
Бродмир улыбнулся. Такого «приветствия» он точно не ожидал. Люди на диких планетах, обычно, начинали хамить, спрашивать, кто такие и откуда, хвататься за оружие, кричать. Никто и никогда не спрашивал у охотников, чем он может быть полезен.
– Здесь была девушка и нам нужно знать… – начал главный охотник, но Женя его перебил.
– Да была! – затараторил он. – Часа два назад. А может три. Подруга детства. Юности точнее, – про родственные связи решил пока не уточнять, как говорила его бабушка, незачем людям всю жопу показывать. – Она пришла и попросила помощи. Сказала, что за ней гонятся. Я и не собирался ей помогать. Сразу понял, что тут какая-то фигня. А через минут десять, после того как она пришла, припёрся её дружок. Тот, с кем она встречалась. Илья. И они вместе ушли. После этого я взял пивка и вот… приснул.
– Что ты сделал, образина, нас не интересует, – Аликс произнесла эти слова с такой интонацией, будто выплюнула. – Где девушка?
– Я не знаю, – посмотрел на охотницу Евгений. С трудом опустил взгляд. Настолько красивую женщину он видел впервые. И это несмотря на то, что телевизор и Интернет пестрит красавицами со всего света. Но в этой было что-то особенное. Самобытное. Чего он раньше нигде и никогда не встречал. Неуловимая черта, которая придавала лицу неописуемую красоту.
– В расход, – небрежно махнул рукой Бродмир.
 
***
 
Купюру разменять труда не составило. В первом же попавшемся магазине Илья купил жвачку и бутылку минеральной воды. Под входом его ждала Лина. Открыл бутылочку, протянул ей. Отказалась. Тогда сам выпил чуть больше половины.
– Давай выше нос! – поднялось у него настроение. – Уйдём мы от твоих охотников. Или договоримся. Я всё же больше склоняюсь к последнему.
Ангелина посмотрела на него странным взглядом.
– Чем дольше мы здесь стоим, тем у нас больше шансов быть пойманными. А точнее убитыми.
– Помню-помню… – пробормотал Илья. – Один самолёт, даже без всяких виз, унесёт нас на тысячи километров. Владивосток подойдёт? И пусть твои охотники топают.
– Думаю, что у них есть в запасе козырь для преодоления таких расстояний, – глухо произнесла Лина.
– Ага, – улыбнулся Илья. – Ковёр-самолёт в рукаве!
Вдали коротко взвыла сирена. Затем взвизгнули покрышки.
– Я придумал! – вспыхнули у Ильи глаза. – Я придумал! – повторил с такой интонацией, будто подруга не поняла с первого раза. – Нам не придётся никуда бежать! Говоришь, они по ментальному следу идут?
Ангелина кивнула.
Из магазина вышел не очень трезвый мужчина лет пятидесяти, в белой майке с символикой России. Открыл банку пива и сделал большой глоток, словно тушил пожар в горле.
– Получается, – продолжал Илья. – Если запутать ментальный след… то…
– Что? – не дождалась Лина.
– Они собьются с пути!
Мужик невольно услышал этот разговор. Посмотрел на молодых людей. Хмыкнул с недвусмысленной интонацией. Очень тихо буркнул «придурки хреновы» и пошёл своей дорогой. В любой другой ситуации Илья бы дал ему по морде. Терпеть не мог людей, которые работали от звонка до звонка, вечерами смотрели телевизор, а по выходным нажирались до скотского состояния. Но при этом осуждали жизнь других, мол, неправильно живёт молодое поколение. В игры какие-то играет, не то, что мы!
Ангелина увидела взгляд Ильи.
– Тихо-тихо, – взяла она его за руку. – Этот мудак не стоит того, чтобы тратить на него время. Нас охотники преследуют! Лучше объясни мне, что ты имел ввиду под запутать? У тебя есть конкретный план?
– Да, есть, – буркнул Илья.
Он допил воду и выбросил бутылку в урну. Взял подругу за руку. Быстро зашагал в сторону метро, Ангелина с трудом поспевала за ним.
– Очень хороший план есть, – мужчина уже скрылся в неиссякаемом людском потоке у Савёловской, но Илья по-прежнему поглядывал в ту сторону, где последний раз его видел. – Ментальный след накладывается один на другой?
– Не знаю, – пожала плечами Лина. – Понятия не имею.
– А если мы по кольцевой покружим? А? И при этом можем ведь выходить на станциях, пересаживаться на другое направление и… – замялся на секунду. – Ещё что-нибудь придумать. Уже по ходу пьесы.
Лина надолго задумалась. Когда спускались в подземку, словно очнулась.
– Я не знаю, что из этого получится, но идея, как мне кажется, хорошая. Вообще-то, мне казалось, что надо постоянно перемещаться самолётами…
– Если они такие супер-пупер охотники, как ты говоришь, – Илья придержал для неё тяжёлую стеклянную дверь. – То их действительно не остановят расстояния. Ты права. Может ковра-самолёта у них и нет, но они могут, например… – ненадолго замялся он. – Взять местного человека провожатым. Как-нибудь заставить его служить. В этом случае они станут такими же мобильными, как и мы.
Пока Илья покупал билеты, она стояла позади и смотрела, как люди входили и выходили из метро. Чувствовала, что улыбается. Вернуться домой всегда приятно.
– Пойдём, – взял её под локоть Илья. Сунул в руку проездной.
Внутри огромного подземного сооружения, за пять лет отсутствия, Ангелина не заметила никаких изменений. Люди, поезда, сквозняк, реклама на стенах и шум. В подошедшем составе присели между неряшливого вида парнем с бутылкой колы и некрасивой блондинкой на высоких каблуках и розовом платье.
– Осторожно, двери закрываются, – раздался над головой мужской голос. – Следующая станция «Менделеевская».
Вагон был не такой шумный, к каким привыкла Лина. За время её отсутствия парк поездов успели сменить.
– Значит, план таков, – сказал ей на ухо Илья. Он скорее рассуждал вслух, нежели делился всамделишным планом. – Едем пол круга в одном направлении, затем пересаживаемся и едем пол круга в обратном направлении. После вновь пересаживаемся и снова едем по тому же маршруту, но уже дальше на станцию. Потом вновь возвращаемся…
– А метро теперь круглосуточно работает? – перебила Лина.
– Нет, – немного замялся с ответом Илья.
– Вот-вот. А во-вторых, они потратят ровно столько же времени, на то, чтобы догнать нас. Если ментальный след друг на друга не накладывается. А значит, мы выигрываем время, пока не придумаем что-нибудь лучше.
– Я тебя не понимаю! Ты же говорила, что они идут по ментальному следу? Получается, если мы запутаем ментальный след…
– Я не знаю, возможно ли вообще запутать ментальный след! – громко сказала Лина. Все близ сидевшие точно услышали. – Это тебе не заячьи отпечатки на снегу.
– Вот именно! – хлопнул в ладоши Илья. – Если заяц… глупый заяц может путать охотников на белоснежном и ровном снегу, то, как человек не сумеет запутать какой-то ментальный след?! Тем более на кольцевой ветке?!
Лина удручённо вздохнула. Она уже сама не понимала, что дальше делать, как скрыться от охотников. Заметила, что все пассажиры на них смотрят. Поезд замедлил ход.
– Станция «Менделеевская». Переход на станцию «Новослободская», – прозвучало из динамика над головой. – Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
Илья поднялся первым, подал руку подруге. Вышли из вагона. Лина засмотрелась на лампы под потолком в виде молекул, словно в первый раз их увидела. Возле ступеней, перехода на кольцевую линию, полицейский проверял документы у двух представителей востока. Ангелина осознала, что отвыкла ездить на метро. Раньше она не замечала людей вокруг. Двигалась в плотном потоке, но мысленно находилась в другом мире. Теперь вокруг шагали десятки кашляющих, чихающих, жмущихся друг к дружке потных жителей столицы.
На «Новослободской» Илья предложил сесть в первый вагон.
– Там посвободнее будет, – сказал он.
Так оно и оказалось. Они вообще были там одни. А уже во втором вагоне, связанном переходом с первым, сидели семь человек. Центральные же были забиты, словно на календаре не суббота, а второй рабочий день января.
Когда состав тронулся, Лина посмотрела на свои ладони. Затем медленно обняла Илью за руку и прижалась щекой к плечу.
– Я скучала… – прошептала она, но он всё равно расслышал.
Что ответить не знал. Да и мысли были о другом. Перед глазами стоял белый заяц. Он бегал по лесу и мастерски путал следы. Не давала покоя мысль, что этот длиннозубый ушастый может путать следы, а ему, человеку не под силу это сделать.
– О чём думаешь? – поинтересовалась подруга.
– Да всё о том же… Слушай, а может самолёты и не такая плохая идея? Вначале, как я и говорил, во Владивосток, затем…
Лина покачала головой, кисло улыбнулась.
– Давай пока отложим эту идею. Я не хочу жить в самолётах.
– Хорошо, – чуть повернулся к ней Илья. – Тогда как нам избавиться от… – хотелось сказать «твоих», но подумал, что это слово будет излишним. – Этих охотников?! Как договориться? Что им может быть нужно такое, что у нас есть? Кроме жизней, естественно.
– Не знаю, – пожала плечами Ангелина. – Знала бы, уже избавилась. Что может быть нужно человеку, который живёт в Раю?
– А что если их убить? – загорелись глаза Ильи. Он даже по лбу себя хлопнул, удивляясь, как ему раньше эта мысль не пришла в голову.
Женский голос из динамика объявил о прибытии на Замоскворецкую линию. Двери раскрылись и, среди прочих, вошёл паренёк лет шестнадцати в красных кроссовках и огромных белых наушниках.
Лина внимательно изучила каждого вошедшего, но подозрительных людей не обнаружила.
– Если ты думаешь, что их можно одолеть магией… – кисло усмехнулась она.
Парень в красных кроссовках присел напротив. Ноги расставил настолько широко, будто ему пересадили детородные органы мамонта. После того как женский голос объявил об отправлении поезда, он поджал нижнюю губу, как Кинчев, и закивал в такт музыке в наушниках.
– Зачем магией?! – у Ильи округлились глаза. Он сам не понимал, как ему настолько простая идея не пришла в голову раньше. – Мы их пристрелим! Не бессмертные же они?
Подруга несколько минут обдумывала сказанное.
– Я ничего не слышала о бессмертии, – задумчиво произнесла она. – Но ручаться не могу. Магия, по сути, всесильна.
– Давай начнём с того, что ты мне объяснишь, что такое магия? Объясни мне подробно всё, что знаешь.
– Насколько мне объясняли… она вокруг нас. Как электричество. Её не видно и не слышно, пока не начнёшь пользоваться. Но пользоваться ей смогли лишь после постройки Установки или Машины, как они сами её называют. Она эту магию и фокусирует на жителей Рая. Там есть какая-то процедура посвящения, после чего магия будет всегда с тобой. На какую бы планету ты не отправился.
– А как же ты ей пользовалась, если не житель Рая. Да и продолжаешь пользоваться?
– В том-то и дело. В самом Раю, естественно, магией могут пользоваться все без исключения, но на другие планеты она приходит только с жителями Рая. С теми, кто прошёл обряд посвящения. Вместе с ними она и пропадает. Поэтому для людей с отсталых планет приход мага равен приходу бога. В то время, пока житель Рая делает свои дела на планете, остальные жители могут свободно пользоваться магией. Пока охотники здесь, каждый житель Земли может наколдовать себе что угодно. Когда они уйдут, эта возможность пропадёт.
Настала очередь Ильи обдумать услышанное. Пока всё казалось простым и логичным. Жители Рая использовали боевую магию как оружие. Из вещественных предметов, которые может наколдовать любой желающий, никакого серьёзного оружия они не предполагали.
Поезд замедлился, затем и вовсе остановился. На стене, вдоль окна, удерживаемые креплениями, висели толстые кабели.
– Расскажи, каким образом работает магия, – попросил Илья.
– Всё-всё состоит из одних и тех же молекул, – охотно начала рассказывать Лина. – Или электронов с протонами или ещё чего там по химии в школе учат. И сидение, – похлопала она рукой. – И поручень, и моя рука и туннель по которому проезжаем. Понимаешь? Всё-всё состоит из одних и тех же элементарных частиц. И вот, если эти частицы упорядочить…
– То можно из подлодки сделать самолёт! – закончил Илья.
Поезд тронулся и начал быстро набирать скорость.
– Может быть, – не уверенно ответила Лина. – Но на практике из воздуха делают вещи. В прямом смысле слова. Воздух самое простое и податливое вещество.
– Подожди-подожди! – остановил её Илья. – А как ты при помощи воздуха внушишь свои мысли?
Во «Времени эльфийских чудес» его персонаж обладал навыком телепатии восьмого уровня и мог кратковременно управлять героями других игроков.
– А кто тебе сказал, что это вообще возможно?
Поезд начал замедляться.
– Ну-у-у, – протянул Илья. – Ты сказала, что магия всесильна…
– Практически всесильна. Однако для всего есть пределы и границы. Насколько я знаю, с психикой ничего сделать нельзя. Иначе бы… я не смогла убежать.
Поезд остановился. Никто не вошёл. Двери закрылись, и он двинулся дальше.
– Получается, – задумчиво произнёс Илья. – Эта твоя хвалёная магия может создавать лишь материальные вещи. Получается рану с помощью неё залечить можно.
– Вероятно. Мне не представлялось случая, чтобы это увидеть.
– Но если нанести рану…
– Ты всё думаешь о том, чтобы их убить?! – безнадёжно вздохнула Лина. – В этой идее есть один нюанс. Даже если мы сделаем невозможное и убьём их, то придут следующие. За ними ещё и ещё! Пока преступник, посягнувший на устои Рая, не будет наказан, погоня не прекратится. Понимаешь?
Илья нахмурился и опустил голову. Какое-то время ехали молча. Поезд начал замедляться. Женский голос объявил станцию. Парень в наушниках вышел. Когда двери закрылись и состав тронулся, Илья тяжело вздохнул и спросил:
– Неужели от них никак нельзя избавиться?! И если нельзя, то зачем мы продолжаем эту агонию? Зачем всё это? – развёл руками.
Илья умолк. Почувствовал, что сказал много лишнего. Да и пыл поостыл. Он закинул ногу на ногу, сложил руки на груди и уставился в потолок. Лина упёрла локти в колени и зарылась лицом в ладони. Несколько станций проехали в молчании. На «Октябрьской» зашёл мужчина представительного вида с небольшим чемоданом на колёсиках. Всю дорогу он нагло и откровенно пялился на Ангелину. Илья даже замечание хотел сделать, но тот вышел на «Павелецкой».
– Прости, – сказал Илья.
Лина не ответила. Она по-прежнему сидела, спрятав лицо в ладонях.
– Осторожно, двери закрываются, – произнёс женский голос из динамика. – Следующая станция «Таганская».
Поезд медленно, словно боялся нашуметь, тронулся. Постепенно разогнался до нормальной скорости.
– Знаешь… – Лина оторвала лицо от ладоней. В глазах стояли слёзы. – Ты прав. Я зря надеялась!
– Ты о чём? – похолодело у него в груди.
Ангелина не ответила. Она смотрела в пол.
– Всё ты правильно сделала, – сказал Илья, только чтобы не молчать. – Прости. Я наговорил много лишнего.
Несколько минут просидели под мерный стук колёс.
– Станция «Таганская», – раздался женский голос из динамика. – Переход на Таганско-Краснопресненскую линию и станцию «Марксистская». Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
В дальние двери вошли два подвыпивших парня. Они громко спорили и матерились. Присели рядом с переходом между вагонами.
– Не, ну ты вообще даешь, чувак! – возмущался один. – Ты чё, вообще не бум-бум?! Стопудово говорю, биг ин жапэнь это какая-то старая, как говно мамонта, группа придумала. Я ещё малой был, когда слышал её.
– Да иди ты в баню! – махнул на него приятель. – Мне вообще побоку кто её написал! Что ты заладил?
– Осторожно, двери закрываются, – раздался женский голос над головой. – Следующая станция «Курская».
Когда поезд тронулся, Илья покосился на подругу. Она это заметила.
– И ты меня прости, – произнесла Лина. – Я… не знаю. Не знаю. Не знаю, что делать. Я не знаю зачем всё это затеяла… Зачем тебя… втянула… – наморщила носик.
Илья обнял её и прижал к груди.
К станции «Курская» доехали молча. Вошли трое представительниц восточных народов. Они оживлённо что-то обсуждали. Садиться не стали, так и остались стоять возле дверей. Женский голос объявил, что следующая станция «Комсомольская». Поезд закрыл двери и тронулся.
– Всё будет хорошо, – зачем-то сказал Илья. – Мы что-нибудь придумаем.
Ангелина посмотрела на него. В глазах стояли слёзы. Она улыбнулась, и это было лучшее, что Илья видел за последние пять лет. Он даже на миг засомневался, а реальность ли вокруг. Впервые за долгое время он был счастлив. И кто-то хотел забрать его счастье? Илья почувствовал, как сжимаются кулаки, а в груди вскипает ярость.
– Станция «Комсомольская», – раздался женский голос. – Переход на Сокольническую линию и выход к вокзалам Ленинградскому, Ярославскому и Казанскому. Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
На этой станции из вагона вышли все – и женщины с Востока, и парни у дальней двери. На платформе крутилось, как всегда, множество людей. Преимущественно южных кровей. Вошла полненькая девушка с розовым чемоданом на колёсиках, а в соседний вагон ввалилась семья: крупного телосложения мужчина, обвешанный сумками с ног до головы, женщина в жёлтой приталенной рубашке и тоже с сумкой, а также двое детей с рюкзачками. Малышня забралась на сидение, принялись о чём-то спорить звонкими детскими голосами, махать друг на друга руками.
– Осторожно, двери закрываются. Следующая станция «Проспект Мира».
Состав тронулся. Лина вытерла глаза. Илья посмотрел на семью в соседнем вагоне. На сердце заскребли кошки. Впервые он ясно и чётко осознал, чего ему в этой жизни не хватает – семьи. Любимой женщины, которая будет ждать дома, станет спутницей в жизни и островом, мирной заводью, где можно отдохнуть и сбросить груз с плеч. Детей, в которых он будет видеть себя, радоваться их жизненным победам.
Перед глазами возник мираж, будто он приходит домой, а к нему подбегает сын с дочерью, верещат и кричат «Папка пришёл». Выходит из кухни Лина, улыбается, её глаза светятся.
Кто-то хотел лишить его этого будущего.
– Мы найдём способ избавиться от них, – Илья сжал ладонь подруги. – Не знаю какой, но мы от них избавимся. Я не дам им разрушить нашу жизнь!
Ангелина посмотрела на него тем взглядом, ради которого мужчина земной шар сделает квадратным.
– Я знаю, – сказала она.
 
***
 
Александр Балтика взял с сиденья планшет. Включил.
– …ну а я тем временем и говорю, что она вообще чокнутая! Представляешь? И эта мымра мне такая навяливает, что ты не офигел ли щенок. Меня! Семнадцатилетняя шалава! Щенком! – как всегда рассказывал что-то Санёк.
Балтике когда-то посоветовали взять этого водителя. Назвали Моисеем МКАДа. И свои профессиональные качества этот парень подтвердил уже не единожды. Таких людей называют богами дорог. Насколько он был хорош за рулём авто, настолько же оказался болтлив. Иногда Балтике казалось, что у этого парня рот вообще не закрывается. Даже ночью. Поначалу его это раздражало, со временем привык. Даже внимание научился не обращать. А когда было плохое настроение, следовало лишь направить Санька в нужное русло, и тот нёс такую ерунду, что и мёртвого развеселит.
– Беру я эту тварь за шею, встряхиваю и… Козёл тупой! – резко выкрикнул он. – Сейчас раскатаю твой ведровер по асфальту! Под себя всю жизнь ходить будешь! Мудак! Гнида! Так вот, беру я эту шлюшку за шею, встряхиваю, и кричу ей в морду, что она оборзела вконец!
Санёк рассказывал о каком-то очередном похождении. Балтика не слушал, но водителю этого и не требовалось. Ему достаточно, чтобы рядом был человек. Машина неспешно ехала по Кутузовскому проспекту. Снаружи не доносилось ни единого звука, лишь мелькали картинки. Пока планшет включался, Балтика смотрел в окно. Затем открыл новости. Сегодня с самого утра на информационных сайтах творилось невообразимое, будто в России разрешили к продаже галлюциногенны. Про появление странного здания, прямо на проспекте Вернадского трубили все центральные СМИ. В сорокаэтажном серо-голубом строении были лишь внешние стены и в любой момент оно могло рухнуть. В Чебоксарах, возле здания городской администрации, откуда-то взялся неисправный МИГ-29 без боевого вооружения. Но самой сенсационной новостью была продажа Храма Василия Блаженного в далёком две тысячи седьмом. Остальные заголовки тоже пестрели необычностью. Балтика ещё не понимал, что произошло, но уже догадывался – мир сошёл с ума. Вторым объяснением могло быть появление новой болезни головного мозга, которая распространяется лишь среди журналистов.
– … и тут появляется этот фраер, – продолжал водитель. – Рост два метра, худой, как швабра и с голоском таким… полуписклявым, будто у подростка. И, такой, заявляет, что типа…
– Санёк, – оборвал Балтика. – Ты новости последние читал?
– Да, – резко переключился водитель на другую тему. – Там вообще бредятина. У меня такое чувство, что сегодня первое апреля и народ попросту шутит.
– А вот у меня нет.
– Может и нет, – пожал плечами водитель. – Только как ещё объяснить всё то, что творится? Я не знаю! Может коксом первоклассным где начали барыжить, а мы не знаем? – пошутил он и посмотрел на пассажира в зеркало заднего вида.
Балтика не улыбнулся. Он по-прежнему перебегал от заголовка к заголовку. Машина въехала в пределы Садового Кольца. С Нового Арбата, через разворот, ушли в сторону Никитского бульвара. Читать новости пассажиру надоело. Он посмотрел в окно.
– А знаешь, что мне больше всего напоминает это, – продолжал болтать водитель. – Будто народ научился колдовать. Вот так, бац, и из воздуха создать какой-то предмет. Как этот… как его… Леголас! Во!
– Останови, – сказал Балтика напротив МХАТа им. Горького. – Пройду, прогуляюсь, – на его лице появилась улыбка. – У меня тут юность прошла.
Водитель мигом перестроился в правый и ряд и затормозил. Балтика выбрался. Хлопнул дверью.
Санька меланхолично пожал плечами. К подобным чудачествам босса он привык. Братва, пока в полголоса, но начинала поговаривать, мол, Балтике не помешает пощёчина. Другие и вовсе ждали лишь малейшего повода, чтобы раскороновать его. Многие сходились во мнений, что не теми делами этот человек занимается.
 
***
 
– В расход, – небрежно махнул рукой Бродмир.
Евгений по-прежнему лежал на диване и, как показалось охотникам, даже не удивился такому развитию событий. Он будто готовился к тому, что в его квартиру вломятся гости из другого мира.
– А кто вам помогать будет в этом мире? – выпалил на одном дыхании. – Думаете, справитесь? А ведь я могу быть очень и очень полезен!
Главный охотник приподнял левую бровь. Этот человек удивлял его всё больше и больше.
– Она показывала…? – намекнул он на магию. Ответ на этот вопрос значил две вещи. Во-первых, давно ли здесь была беглянка. Во-вторых, видел ли этот житель дикого мира колдовство.
– Да! – с готовностью закивал Женя, моментально догадавшись, о чём речь. Ангелина даже не могла ничего ему показать. Перед приходом Ильи она лишь успела рассказать, где побывала. – Сигареты достала откуда-то. Крутой был, кстати, фокус!
Аликс, Сохорн и Нокс посмотрели на главного. Каждый с разным выражением в глазах. У Аликс читался вопрос: «Что дальше?». Сохорн ждал приказа уничтожить дикаря. У Нокса же Бродмир увидел то выражение, от которого успел отвыкнуть. Новенький не хотел убийств.
– Это был не фокус, – главный охотник перевёл взгляд на хозяина квартиры. – Вставай и пошли.
– У меня одно условие, – сразу же выпалил Евгений.
Глаза округлились у всех охотников. Чтобы человек из дикого мира, который сумасшедшим чудом выторговал себе жизнь, пока не отпадёт в нём надобность, ещё и условия выдвигал… О таком никто даже не слышал! Коллегам рассказать – не поверят!
– Ублюдок, а ты не зазнался? – прищурилась Аликс.
– Может ему все конечности в камень превратить? – Сохорн задумчиво почесал подбородок.
– Да что вы так напряглись?! – примирительно замахал руками Евгений. Он сполз с дивана и отошёл подальше от охотников. К окну. – Я наверно неправильно выразился? Имел ввиду, что было бы очень неплохо, если бы вы мне помогли. Кое в чём. Поможете?
– Поможем, – ответил Бродмир. – Пойдём.
– А чем докажете?
– Слушай, – Бродмир начал жалеть, что согласился взять этого человека с собой. – Ты мне уже надоел, и если…
– Меня Женей, кстати, зовут! – он схватил со стола телефон, сунул его в карман. – И я готов идти.
Главный охотник посмотрел на дикаря. Не нравился ему этот персонаж. Но говорил правду. С помощником в этом мире будет намного проще, а главное – быстрее.
– Нокс, следи за ним, – кивнул на аборигена Бродмир.
Возле двери Евгений натянул белые кроссовки с такой же загогулиной, как и на майке. Первым вышел главный охотник. За ним Женя. Остановился и достал ключи, собираясь закрыть дверь, но Аликс толкнула его в грудь:
– Шагай, образина.
Женя не стал спорить. Увидел, как Нокс прикрыл входную дверь и успокоился.
Возле металлической преграды на улицу Бродмиру пришлось остановиться. Он толкнул дверь, но та, естественно, не поддалась. Евгений ухмыльнулся.
– Я же говорил, что моя помощь понадобится, – нажал кнопочку сбоку. Раздался противный писк. – Теперь толкай…те.
Солнце на небе спряталось за маленькой тучкой. По ушам охотников ударил постоянный гул мегаполиса. Мамаш на детской площадке прибавилось. Одна с коляской, и другая с только начавшим ходить малышом. Где-то в кронах деревьев раскаркались вороны. Вновь ноздри резанул противный и удушливый смрад этой дикой планеты.
Бродмир быстрым шагом направился по ментальному следу. Сохорн его догнал.
– Ты допускаешь уже вторую ошибку, – в его голосе главный охотник без труда расслышал угрозу. – Свидетеля требуется убить. Возьмём другого местного.
– Что нам делать, я разберусь и без твоих, ценных, – сделал ударение на этом слове Бродмир. – Советов. Говорю первый и последний раз, щенок, – искоса глянул он на подопечного. – Я ошибок не допускаю. Парня мы нашли? Нашли. Время потеряли на его поиски? Нет. А вот зачем ты, копаешь под меня, совершенно непонятно. Решил моё место занять? Так ещё слишком слаб для этого. Проваливай с глаз моих. Живо!
Сохорн с ухмылкой на лице поотстал.
– Слушай, – поинтересовался Женя у Нокса. – А вы умеете… ну эти… фокусы?
– Я не знаю, что значит слово «фокусы», – новенький состроил серьёзную физиономию.
Аликс посмотрела на Евгения.
– Ты что выпытываешь, ублюдок?
Женя глубоко вдохнул, переборол порыв ярости. В его понимании женщина не могла так разговаривать с мужчиной. Но в этот раз пришлось переступить через себя.
– Да я просто пытаюсь разобраться, кто вы?
– Мы охотники и по совместительству твоя смерть, – бросила Аликс. – Понял, ублюдок?
Она смотрела с вызовом. Евгений понял, что она пытается вывести его из себя.
– А это какая-то секретная организация, что ли, охотники?
Аликс переглянулась с Ноксом.
– Ты чего несёшь, ублюдок? Какая ещё секретная?! О нас все знают.
– А почему я впервые слышу?
– Потому что ты живёшь в этом зачахлом мире, ублюдок.
– Да какой я тебе ублюдок?! – не вытерпел Евгений. Он остановился, но сразу получил тычок в спину от Сохорна и вновь пошёл рядом с Ноксом и Аликс. – Тебя общению кто-нибудь учил?
– Может ты попробуешь поучить, ублюдок?
Охотники вышли к Дмитровскому шоссе. Мимо них, с воем, пронеслись две машины скорой помощи. По ментальному следу гости из другого мира дошли к остановке.
– А вы откуда, если я живу в зачахлом? – ухмыльнулся Евгений.
– Из Рая! – С такой гордостью ответил Нокс, словно именно он причастен к появлению этого мира.
– Ага, особенно ты, – усмехнулась Аликс.
Бродмир подошёл к бордюру. Поглядел на шоссе, вслед уезжавшим в сторону центра машинам.
– Они направились туда, – указал он. – И думаю, что вряд ли ушли.
– Вряд ли, – моментально оказался рядом с главным охотником Евгений. – Скорее всего на тролейбане. Я помогу их быстро догнать. Подкатит труль и поедем. А пока расскажите мне по-нормальному, откуда вы?
На остановку подошёл мужчина с синим пакетом и в чёрной кепке. Несколько мгновений высматривал вдали транспорт. Ничего не разглядев, махнул рукой и вернулся на тротуар. Бодрой походкой зашагал к центру.
– Слушай, ты чего такой болтливый? – главный охотник вплотную приблизился к Евгению. – Зачем тебе знать, откуда мы?
– Да может больше смысла появится вам помогать, – хитро улыбнулся Женя. – Мне вот Лина рассказала, что там, где она была, умеют колдовать. Могут вещи из воздуха делать. Получается, и вы можете? – вынул из кармана пачку сигарет. – Это можете сделать?
Бродмир секунду глядел на пачку, затем открыл, вытащил одну из сигарет, понюхал и даже лизнул. У Жени на лицо просилась улыбка и он всеми силами пытался её сдержать. Поэтому пропустил слова главного охотника. Услышал лишь «Сейчас». Поверх первой пачки в руке Евгения появилась вторая. Он этому даже не удивился, будто каждый день видел магию. Открыл, посмотрел внутрь. Затем достал одну сигарету и понюхал. Довольно улыбнулся.
– А теперь слушай меня, – наклонился к его уху главный охотник. – Если ты прямо сейчас не начинаешь усиленно помогать нам, то я отдам тебя на растерзание вот этой дамочке, – кивнул на Аликс. – А она из твоих яиц сделает фарш. Пожалеешь, что не родился девочкой. Всё понял?
Он ожидал увидеть на лице представителя дикого мира страх, но не заметил ничего кроме заинтересованности. Будто вместо угрозы сделал выгодное коммерческое предложение.
– Да, командир, – с пафосом произнёс Женя. – Так точно. Всё понял и приступаю к исполнению приказов. Разрешите?
И зачем-то приложил ладонь к голове, будто от солнца заслонялся.
На остановку подошёл парень лет двадцати. Бросались в глаза его розовые  наушники-вкладыши. Он смерил Аликс тем взглядом, после которого мужчины обычно добавляют: «я бы вдул».
Женя приметил этот взгляд. Вспомнился анекдот. Решил, что сейчас самое идеальное время, чтобы получить хоть кроху расположения этого сурового дядьки с седыми волосами и в военной форме.
– Анекдот есть такой… – начал Евгений.
– Что такое анекдот? – Бродмир в недоумении посмотрел на аборигена. Странный парень. Во всех отсталых мирах охотники символизируют смерть. Люди стараются держаться от них подальше.
– Смешная история у нас называется анекдотом, – пояснил Евгений. – Собственно, сам анекдот… Как говорится, блондинки дуры, брюнетки стервы, – недвусмысленно показал глазами на Аликс. – А все шатенки выглядят как серые мышки. И потрахаться не с кем!
Женя довольно хихикнул. У Бродмира даже тени улыбки не возникло.
– Это не смешная история, – бросил главный охотник. – Почему мы стоим? Нам требуется двигаться туда, – указал он направление.
Мимо прошли старушки. Присели на лавочку остановочного комплекса. Внимательно осмотрели компанию из пяти человек на остановке.
– Подождём труль и поедем за ними, – сказал Женя.
– Некогда нам ждать, ублюдок, – толкнула его в спину Аликс.
– Ты не поняла, – обернулся к ней Евгений. – Троллейбусы ездят быстро. То, что мы подождём, затем в пятьдесят раз быстрее нагоним. Пешком мы будем долго идти. Мы же не в твоём, первозданном и восхитительном мире, – кольнул он охотницу.
– Ты на что, ублюдок, намекаешь? – прищурилась Аликс.
– Ни на что, – Женя отвернулся.
Старушки услышали этот разговор. Одна повернулась к другой и покрутила пальцем у виска. Вторая кивнула. Всё это увидел Сохорн. Бродмир не успел ничего предпринять, когда охотник выплюнул заклинание «Погром» и остановочный комплекс, словно придавленный скалой, размазал старушек по асфальту.
Парень в наушниках отскочил, и смотрел на произошедшее с округлившимися глазами. Главный охотник провёл ладонями по лицу.
– Зачем ты это сделал?
– Плохо отзывались о представителях власти, – бросил Сохорн дежурный аргумент.
– Да они же даже не знают, что мы представители власти, – Нокс тоже смотрел ошалевшими глазами на эту неожиданную расправу.
– А меня это не волнует, – хищно улыбнулся Сохорн. – Мы закон! Нам решать, кто его нарушил.
Бродмир покачал головой и отвернулся.
Евгений чуть не проглядел троллейбус. Заметил, когда тот уже остановился. Пассажиры и водитель поприлипали к окнам, разглядывая трагедию. Как раз в этот момент из-под раздавленной крыши появился ручеёк крови. Пассажиры полезли за телефонами, кто-то чтобы позвонить в спецслужбы, но в основном, чтобы заснять видео.
– Заходим внутрь, – дрожавшей рукой указал Женя на раскрытые двери.
И сам вошёл первым. Будь один, проскочил бы под турникетом. Но с такой толпой решил не рисковать. Достал из кармана деньги и протянул через окошко водителю.
 
***
 
Человек в коричневом балахоне стоял между деревьев, в палисаднике, и наблюдал. Возле поверженной заклинанием «Погром» остановки суетились люди в форме. Искали выживших.
Человек в коричневом балахоне кисло усмехнулся. После такого заклинания выживших быть не может. В чём очень быстро все и убедились.
 
***
 
В троллейбусе, на последней площадке, охотники чувствовали себя неуютно. На Аликс все пялились, Сохорна раздражало маленькое пространство и такое большое количество людей. Хотелось поубивать их. Бродмир наблюдал за ментальным следом, следил, чтобы транспортное средство двигалось точно по нему. Постоянно ожидал, что сейчас оно куда-нибудь свернёт, и начнутся проблемы. Нокс восторженно смотрел в окна.
Женя вглядывался в лица охотников. Чувствовалось в них что-то странное. Увидь он их на улице, точно бы решил, что они не русские. Так выглядят американцы, англичане и прочие европейцы. Вроде с белой кожей, с такими же причёсками и в похожей одежде. Однако видно, что они из другой страны.
Эта же четвёрка вообще из другого мира. Евгению показалось странным, что он так быстро поверил. Однако факты говорили сами за себя. А не верить фактам всё равно, что на каждом углу заявлять о собственной невменяемости.
– Почему мы так медленно двигаемся, ублюдок? – схватила его за локоть Аликс.
– Посмотри на людей идущих пешком, – кивнул Евгений в окно. – Вот они двигаются медленно. И ты так же хочешь?
– Ты что, ублюдок, оговариваешься со мной?! – прищурилась охотница.
Женя вздохнул и отвернулся. Девушка не пыталась получить от него ответов на вопросы. По какой-то причине она искала повод от него избавиться. И так оставлять это нельзя.
– Слушай, а, по-моему, ты меня домогаешься, – пошёл Женя ва-банк. – И правильно делаешь! У меня член девятнадцать сантиметров и пользуюсь я им очень хорошо. И ещё кое-что хорошо делать умею, – облизал он губы языком. – Уединимся?
Аликс что-то зашептала. Женя этого и ждал. Что есть мочи завопил:
– Она сейчас что-нибудь со мной сделает, – отскочил от охотницы, как от огня. – Помогите!
Все в троллейбусе, включая водителя, посмотрели на него. Не будь Бродмир мастером своего дела, то ментальный след бы потерял. Аликс замолкла. Коллеги впервые увидели на её лице удивление.
– Помогите, – подскочил к главному охотнику Евгений. – Она хочет меня убить!
Бродмир недвусмысленно глянул на Аликс.
– Ты даже не представляешь, как тебе повезло, и ты не знаешь, что меня отвлекать нельзя, – сквозь зубы процедил он. – А тебе, – повернулся охотнице. – Делать больше нечего?! Скучно?
– Нет, – буркнула охотница. Если бы её взгляд мог убивать, то Женю бы мгновенно испепелило.
– Думаю, нам лучше выйти, – оглянулся Бродмир.
Все пассажиры смотрели на заднюю площадку, где столпились охотники и их заложник. Напряжение казалось настолько сильным, что сделай кто-нибудь резкое движение и троллейбус взорвётся. На первой же остановке гости из другого мира покинули салон. Люди провожали их внимательными и настороженными взглядами.
– Нам надо дальше, – Бродмир посмотрел вслед уехавшему транспорту. Он остался стоять на бордюре, чтобы не удаляться от ментального следа и не потерять его.
Мимо остановки, по тротуару, проехал велосипедист. Охотники проводили глазами человека на странном устройстве.
– Здесь все на чём-то передвигаются! – выразил Нокс общую мысль. – Мир передвижений!
– Кстати о передвижении, – глянул исподлобья на Евгения главный охотник. – Какие будут предложения?
Женя достал из кармана денежный знак Российской Федерации. Потеребил им в воздухе.
– Вот мои предложения. Точь-в-точь, до мельчайших подробностей, скопировать сможете?
Когда он показал охотникам купюру, они, по очереди, пару раз попробовали сделать копию. Каждый из них сказал «Я хочу бумагу. Сейчас». После этих слов на их ладонях появлялись деньги. Внешне они казались неотличимы, но не для Евгения, который в бытность подростком пытался их скопировать на принтере. Шёл для этого на всевозможные ухищрения. Успеха, кстати, так и не добился, зато о всех явных и скрытых знаках защиты узнал много. Всего, вместе с объяснениями, у охотников ушло семь минут на то, чтобы сделать настоящую купюру, со всеми известными Евгению параметрами защиты. А потом у него глаза на лоб полезли, когда трое охотников начали скороговоркой произносить «Я хочу бумагу сейчас». Деньги появлялись на уровне лица и парили вниз, словно опавшие листья. Женя еле успевал их ловить. Когда денежными знаками России были забиты два кармана спортивных штанов, он крикнул «Стоп».
– Достаточно, ублюдок? – мило улыбнулась Аликс, словно хотела пригласить на свидание.
– Для первого раза вполне, – Женя скопировал её улыбку.
Ему очень-очень хотелось расспросить охотников о «Я хочу бумагу сейчас», но решил повременить. Понял, что дело было не только в словах, ведь и у гостей из другого мира настоящие деньги получились не сразу.
Евгений вышел на проезжую часть и только поднял руку, как с центрального ряда начал перестраиваться жёлтый минивэн с большими чёрными цифрами на боку. Когда машина остановилась, Женя открыл переднюю дверь и влез на пассажирское сидение. В салоне пахло лимоном. На немой вопрос водителя, сделал американский жест «O’K» и подмигнул.
– Шеф ни о чём не волнуйся и ничему не удивляйся. Платим два счетчика! Пойдёт?
Водитель, высокий, крепкого телосложения мужчина, открыл рот. Но вместо слов кивнул. Женя посмотрел на толпившихся на тротуаре иноземцев. Тяжко вздохнул и выскочил. Открыл им отъезжающую в сторону дверь. Внутри оказалось шесть мест.
– Запрыгивайте, – пригласил Евгений. – У нас этот вид транспорта называется такси. Наверно и о нём не знаете?
Охотники покосились на водителя, затем на Евгения. Чувствовали укол самолюбия, но толком не понимали его суть.
– Аликс, ко мне, – скомандовал Бродмир и сел на первый ряд пассажирских мест. – Остальные назад.
Сохорн пропустил Нокса и влез последним. Евгений закрыл за ними дверь. Забрался на переднее сидение. Когда щёлкнул замок, водитель спросил:
– Куда едем?
– Туда, куда вот этот многоуважаемый человек скажет, – указал большим пальцем назад Женя. – И, чем быстрее едем, тем лучше будет для всех.
Автомобиль тронулся. Водитель не спешил набирать скорость, так как никаких определённых команд ещё не поступило.
Евгений покосился на таксометр. Там уже была неплохая сумма. Он слышал ранее об этом такси бизнес-класса, но, естественно, и не думал, что прокатится на нём. Однако с теми деньгами, которые лежали в кармане после манипуляций охотников, можно многое себе позволить.
Троллейбус догнали через несколько минут. «Рогатая» машина принимала людей на остановке. Водитель включил поворотник, намереваясь объехать городской транспорт. Но стоило ему начать перестраиваться, как над ухом раздался голос Бродмира:
– Зачем ты уходишь влево?! Езжай прямо!
– Но там же свободно, я хотел… – попытался оправдаться водитель.
– Езжай прямо! – повысил голос Бродмир.
Водитель пожал плечами и остановился за троллейбусом.
Вскоре вновь поехали. Но уже намного медленнее, нежели двигались до того, как догнали «рогатый» транспорт.
– Чего плетёмся?! – буркнул Сохорн.
– Как приказали, так и еду, – таким же тоном буркнул водитель.
По соседним полосам проносились автомобили, некоторые из водителей поглядывали на плетущееся за троллейбусом такси недвусмысленными взглядами. Мол, шофёр новичок, да к тому же круглый дурак.
Такими темпами ехали минут пять, пока троллейбус не добрался к очередной остановке.
– Обходи его, – скомандовал Бродмир.
Сохорн коротко хмыкнул. Аликс загадочно улыбнулась. Им было понятно, что главный охотник решил временно потерять ментальный след, истончить его ещё больше, но не плестись за медленным городским транспортом.
Женя облегчённо вздохнул и чуть не воскликнул: «Слава богу!». Каждое мгновение он ждал, что красивый женский голос произнесёт: «Почему так медленно едем, ублюдок?».
До Руставели, где Дмитровское шоссе переходит в Бутырскую улицу, добрались без проблем. Однако стоило миновать станцию метро «Дмитровская», как машинопоток встал. Впереди произошло что-то серьёзное. Виднелись мигалки трёх скорых. Несколько полицейских автомобилей перегораживали три полосы. Водитель достал телефон, краем глаза Женя увидел, что он копался в новостях.
– Мы здесь надолго застряли, – удручённо сказал он. – Там маршрутка сгорела. Семь жертв и непонятно сколько раненых.
Словно в подтверждение его слов послышался грохот винтов. Вскоре прямо на проезжую часть опустился красно-белый вертолёт.
– Что происходит, ублюдок? – прорычала Аликс.
У Жени руки сжались в кулаки. Он закрыл глаза и глубоко-глубоко несколько раз вдохнул.
Водитель втянул голову в плечи. За время работы он перевидал много богатых клиентов, но такого обращения ещё не слышал.
Бродмир наклонился между сидений, пытаясь разобраться, что происходит. Сохорн с Ноксом тоже вглядывались вперёд. Лишь Аликс, казалось, не интересовало, что впереди.
– Ты слышишь меня, ублюдок? Я терпеть не могу два раза переспрашивать!
– Я слышу тебя, – ответил Женя. Хотелось добавить «Каа», но решил, что эта женщина всё равно не поймёт в чём соль. – Пожалуйста, – решил он пойти путём мира и добра. – Не называй меня больше так. Если я тебя чем-то обидел…
– Ублюдок, ты тупой? – Аликс наклонилась и хлопнула его ладонью по затылку. – Я спросила, что происходит! Почему мы стоим?
– Успокойся, – схватил её за руку Бродмир. – Ты чего-то вообще разошлась.
– Рот закрой, – посмотрела ему в глаза охотница. – Не твоё дело, как я общаюсь с этим ходячим трупом.
Водитель побледнел и проклял тот момент, когда остановился возле этой разношёрстной компании.
– Я тебе сейчас рот закрою, – сдавил её ладонь Бродмир. – Навсегда закрою.
Секунду они смотрели друг другу в глаза, затем Аликс опустила взгляд.
– А у меня идея появилась, – буркнул Сохорн.
Все, начиная от Бродмира и заканчивая водителем, почувствовали подвох в его словах. А вскоре увидели его и на деле. Охотник произнёс заклинание «Левитация» и машина оторвалась от земли. Шофёр вцепился в баранку и со всей силы вдавил педаль тормоза. Женя резко пристегнулся и схватился за ручку на крыше, второй рукой упёрся в приборную панель. Охотники сохраняли спокойствие. Все, кроме Бродмира, всамделишнее.
Сохорн решил, что раз одна машина прилетела по воздуху, то другая может улететь. И нет в этом ничего предосудительного и ненормального. Корректируя полёт транспортного средства слабыми и безобидными заклинаниями «воздушного удара», он направил минивэн в точности по прямой вперёд. Как ехал бы автомобиль, двигайся они по земле. Когда пролетали над приземлившимся вертолётом, все пассажиры такси увидели – возле перевёрнутого автомобиля, почти такого же, как и у них, в неестественных позах лежали несколько людей. Около десятка крутились рядом. И все они в этот момент позабыли о делах и округлившимися глазами смотрели вверх. Водители начали высовываться из окон своих авто, смотрели на проплывавший над головами автомобиль. Большинство достали телефоны и снимали.
Сохорн хищно улыбнулся. Была одна шутка у охотников. Многие любили её использовать в местах массового скопления народа в диких мирах. Малоразвитые люди неоднозначно реагировали на такую шутку. Зачастую начиналась страшная паника, визги, вой, давка. В общем, всегда находилось, что посмотреть.
Сохорн бросил короткое и достаточно простое заклинание – «Поднять мертвецов». За две секунды успел произнести его пять раз.
Поначалу ничего не произошло. Но вскоре люди на земле позабыли о летающей машине. Трупы на асфальте зашевелились. Открыли глаза и поднялись. А в следующий миг, с нечеловеческим рыком, кинулись в толпу.
Наконец машина встала всеми четырьмя колёсами на асфальт. Сзади долетали визги, вопли, крики, мат, ругань. И выстрелы. Знай Сохорн насколько серьёзно в этом мире относятся к идее зомби-апокалипсиса, поднял бы все кладбища Москвы. Шутки ради.
– Вперёд, – приказал Бродмир водителю.
Поехали не сразу. Побелевший шофёр не мог попасть рычагом в первую передачу – настолько сильно тряслись руки. Наконец он немного успокоился. Машина тронулась.
Евгению очень хотелось обернуться, посмотреть на охотников. Он волновался, что не успеет выпытать механизм заклинания, с помощью которого эти люди сделали столько настоящих денежных знаков Российской Федерации. Лихорадочно придумывал, как заставить их рассказать о создании денег. Решил, что удобнее всего это будет сделать перед входом в метро. Приврать, будто там требуются новые купюры, а не скомканные. Он засунул руки в карманы и принялся усердно мять деньги. Водитель покосился на его телодвижения. Со стороны они выглядели странно, будто пассажир собственные половые органы теребил.
– За дорогой следи! – рыкнул на шофёра Женя.
Он всерьез разволновался, что упустит птицу удачи, которая прилетает раз в жизни. А когда волновался – беспричинно злился.
– Останови! – скомандовал Бродмир.
Машина начала плавно притормаживать.
– Я сказал, останови! – на лбу главного охотника проступила вена. Ментальный след резко ушёл вправо. А в следующую секунду пропал.
– Пять счетчиков плачу! – воскликнул Женя, предварительно глянув на таксометр. – Только делай, как он говорит!
– Но тут нельзя останавливаться! – призвал водитель ПДД на помощь.
После этого все пассажиры закричали на него одновременно:
– Останови немедленно! – гаркнул Бродмир.
– Я сейчас фарш из тебя сделаю! – пообещал Сохорн.
– Шесть счётчиков! Останови! – посулил Евгений.
– Останови, тварь! – прошипела Аликс.
Отмолчался лишь Нокс.
Водитель вдавил педаль тормоза до упора. Машина встала, как вкопанная. Шофёр закрыл глаза, всей душой надеясь, что следовавшие позади автомобили соблюдали дистанцию. Несколько секунд ничего не происходило, и он открыл глаза. Облегчённо выдохнул.
– Пожалуйста! – он развернулся к пассажирам. – Что и заказывали. Остановились на автобусной…
– Не порть воздух, тварь, – перебила Аликс.
– Выходим, – скомандовал Бродмир. Толкнул дверь, но она, соответственно, и не подумала открыться. Ручки, в привычном понимании этого слова, он не увидел и толкнул ещё раз. Безрезультатно. – Убери препятствие, – попросил охотницу.
– Стойте! – закричал Женя. – Без фанатизма! Сейчас я расплачусь с водителем и выпущу вас!
– Расплатись, как следует! – хищно улыбнулся Сохорн. Понятие «расплатиться» в его сознании не имело ничего общего с деньгами.
Евгений достал из кармана серьёзную пачку денег. У водителя глаза полезли из орбит.
– Сколько я там говорил счётчиков? – посмотрел он на шофёра.
Ему очень не хотелось платить шесть счётчиков. Винил себя за необдуманные слова. Собственно, ему и пять платить не хотелось. Потому и спросил у водителя. А вдруг тот запомнил только первоначальную договорённость о двух.
Мужик молчал. Лишь хитро посмотрел на пассажира. Тогда Женя отсчитал сумму, которая была на дисплее таксометра. Получилось чуточку больше.
– Сдачи не надо, – протянул он водителю деньги и мигом выскочил, будто автомобиль мог взорваться. Рывком распахнул боковую дверь. Первым вышел Бродмир. За ним Аликс, неприязненно взглянув на Евгения. После выбрался Сохорн и последним Нокс. Перед тем, как хлопнуть дверью Женя увидел бледное лицо водителя. Тяжело морально дался человеку перелёт на собственном авто через пробку с поднявшимися мертвецами.
– За мной, – главный охотник двинулся к переходу на противоположную сторону улицы.
Такси ещё долго стояло посреди дороги. Редкие автомобили, сумевшие объехать пробку, косились на странный автомобиль.
Перешли дорогу, через подземный переход. Бродмир наколдовал «Видимость». Ментальный след ещё сильнее истончился и превратился в толстую нитку, на которой уже с трудом различались всполохи. Чем ближе гости из другого мира подходили к метро «Савёловская», тем больше вокруг становилось людей и магазинов. Бродмир уверенно шёл по ментальному следу. Сохорн и Аликс оттесняли людей. Одного мужика с бутылкой пива Сохорну пришлось оттолкнуть. Прохожий попытался возмутиться. Охотник буркнул коротенькое заклинание и на мужике, разом, пропала вся одежда. Осталось лишь пиво в руке, которым он и прикрыл причинное место. Нокс сторожил Евгения и, в прямом смысле слова, не спускал с него глаз. Женя совершенно не обращал внимания, куда идёт с компанией. Его мысли были заняты тем, чтобы придумать правдоподобную причину, чтобы выведать механизм появления настоящих купюр. Когда шли вдоль дороги, он тихонечно произнёс «Я хочу бумагу сейчас». У него в руке, как он и представлял, появилась купюра, но при ближайшем рассмотрении, та оказалась меньше размером.
Ментальный след привел в ресторан быстрого питания. Бродмир вошёл внутрь и остановился. Следом ввалились и остальные. Охранник хмуро глянул на вновь прибывших. В его взгляде читалось: «Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях. Я слежу». Главный охотник растолкал очередь и подошёл к кассе. Никто ему и слова не сказал. Так нагло себя ведут лишь дураки, или те, кто может себя нагло вести.
– Здесь была девушка и парень, – сказал Бродмир кассирше восточной национальности. – Они…
Женя проскользнул между Аликс и Сохорном, зашептал главному охотнику на ухо:
– Здесь каждую минуту столько людей проходит, что она физически никого запомнить не в состоянии. Посмотри, сколько позади нас народа.
Главный охотник обернулся на очередь. Раздражённо хмыкнул. В этом диком мире странность была на каждом шагу. Тогда Бродмир двинулся по ментальному следу к одному из столиков, где обедали две молоденькие девушки с эксцентричной внешностью.
– Они сидели здесь, – остановился Бродмир у столика. – Причём долго.
Молодые особы смерили его нагло-удивлённым взглядом.
– Тебе чего надобно, старче? – спросила девушка, с проколотой губой, носом, левой бровью и тремя серёжками в правом ухе. Её подруга, с татуировкой дракона от кисти до плеча, хихикнула.
Главный охотник опустил на неё взгляд. Раздумывал, стоило ли проучить нахалку. Будь они в отсталом мире, то однозначно бы стоило. Но в этом, к сожалению, никто не знал, что могут сделать охотники с любым человеком.
– Чего вылупился, баклан? – пирсинговая явно хотела скандала, экстрима, взбудораженных нервов, адреналина.
И она их получила. Вместе с подругой. Сполна.
Сохорн произнёс два заклинания. Одно за одним. «Раскалённый металл» и «Превращение с картинки». Упрощённую версия последнего («Животное»), он не так давно применил к полицейским. Для всех это выглядело, как набор звуков. Девушка начала истошно визжать и попыталась вырвать пирсинг сразу из всех мест. Она хваталась за металл и моментально отдёргивала обожжённые руки. Поднялся бардак. Подскочил охранник, люди из-за соседних столиков.
В это время её подруга зачарованно смотрела на свою татуировку. Дракон медленно двигался. Словно разминался после длительного сна. Хозяйка татуировки схватила стаканчик с напитком и унеслась из заведения быстрого питания со скоростью истребителя. В создавшейся суматохе никто и не заметил, как на улице она попыталась содрать кожу вместе с рисунком, но было уже поздно. Её тело начало быстро меняться. Одежда разрывалась. Кожа превращалась в чешую, из копчика появился хвост, из ключиц крылья. Уже через минуту новорожденный дракон, размером с королевского дога, вспорхнул в небо.
В поднявшейся суматохе охотников незаметно оттеснили от пирсингованной особы. Кто-то уже звонил в скорую. Кто-то кричал «нужна аптечка». Кто-то пытался дознаться, что вообще произошло. Много людей снимали суматоху на камеры телефонов и планшетов.
Бродмир махнул рукой, показывая на выход. Когда оказались снаружи, он схватил Сохорна за локоть и притянул к себе.
– У тебя в голове хоть что-нибудь кроме жажды убийства есть?
Подчинённый ухмыльнулся.
– А по-моему, очень даже ничего получилось, – вступилась Аликс.
– Что вообще произошло? – Женя почесал затылок.
– Он нагрел металлические штуковины в её голове, – процедил сквозь зубы главный охотник.
– Оригинально! – улыбнулся и Женя. Людей чрезмерно увлекавшихся пирсингом он не понимал, поэтому такое наказание посчитал вполне уместным.
Крики и шум доносились на улицу. Вскоре из заведения стали выскакивать люди. Многие доедали на ходу. Одна из дамочек, в джинсах и красной мужской майке, помахала ладонью перед носом.
– Ничего оригинального! – Бродмир смотрел в глаза подчинённого. – Эти железки нельзя остудить, они будут нагреваться, пока не расплавятся.
До ушей охотников донёсся страшный, животный вопль.
– Прожгли плоть, – довольно улыбнулась Аликс.
– Мы выигрываем у них во времени, – Бродмир всматривался в ментальный след. – Они здесь просидели долго. Пойдём.
Он сделал шаг к метро, когда его остановила Аликс:
– А как же свидетели? С каких это пор мы перестали их уничтожать?!
– Да нет здесь никаких свидетелей! – неожиданно пискляво воскликнул Нокс. Показалось, что сам испугался собственного резкого возгласа.
– Он прав, – подтвердил его слова Женя. – В этом заведении такая текучка народа, что…
– Заткнись, ублюдок! – повернулась к нему Аликс. – Кто тебе вообще слово давал? Или язык лишний? Укоротить?
– Какая же ты всё-таки мразь, – не выдержал Евгений.
Аликс побелела. Впервые с ней безнаказанно разговаривали подобными словами. Она подошла вплотную к аборигену. Посмотрела на Евгения снизу вверх. Её глаза пылали кострами инквизиторов.
– Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю, когда всё закончится! – пообещала красивым, ласковым голосом. – Подыхать ты, ублюдок, будешь очень… очень… очень долго и мучительно! – мило улыбнулась.
Жене хотелось нервно сглотнуть, но он сдержался от проявления эмоций.
– За мной, – Бродмир быстрым шагом направился к метро.
1  ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8