***
 
Человек в коричневом балахоне увидел в небе маленького дракона. Такие животные существовали лишь в одном известном ему мире. Значит, снова проделки команды охотников.
Человек в коричневом балахоне прошептал заклинание и сердце дракона остановилось. Животное последний раз взмахнуло крыльями, после чего начало падать вниз.
 
***
 
Сохорн с Аликс, как всегда, двигались по бокам от главного охотника, прикрывали его от различных неожиданностей. Шаг в шаг за Евгением шёл Нокс. Спустились в переход. Прошли стеклянные двери. Ментальный след провёл к кассам. За стеклом сидела лишь одна женщина. Вторая куда-то вышла.
– Здесь была девушка, – начал Бродмир. – Средний рост, чёрные волосы…
– Бесполезно, – Женя сделал шаг и положил руку на плечо главному охотнику. – Она тебе ничего не сможет сказать. Здесь тоже народа много проходит. Всех не запомнишь.
В подтверждение его слов из переговорного динамика донеслось:
– Сколько вам поездок?
– Руку убрал! – посмотрел Бродмир на пальцы аборигена.
– Ублюдок, ты явно желаешь побыстрее сдохнуть! – прошипела Аликс.
Женя поспешно отдёрнул ладонь, словно схватился за что-то грязное и опасное.
– Повторяю ещё раз! – стальным голос произнёс главный охотник. Его начало раздражать, что каждое место, куда они приходят, людное. – Здесь была девушка…
– На сколько поездок билет брать будете? – бесцеремонно перебила кассирша.
Бродмир тяжело вздохнул. Именно из-за этого он не любил работу на диких планетах. Никакого уважения к охотникам.
– В расход, – махнул рукой Бродмир.
– Секундочку! – Женя пролез к окошку. – Проездные сейчас куплю, а то мы дальше не пройдём! А потом уже в расход пускайте!
Охотники скрестили на нём глаза. Впервые они видели настолько наглого человека, который смеет указывать представителям единственной власти в мироздании, что им делать!
– Нам надо купить билет для входа внутрь, – повторил Евгений, видя немного ошарашенные лица охотников. – Но для этого нужны новые деньги. Вы не забыли, как их делать?
Бродмир глянул на Женю косым взглядом. Вероятно, догадался, что тот где-то обманывает, но в чём именно заключается подвох, не распознал. Он произнёс «Я хочу бумагу. Сейчас». На ладони аборигена появилась новенькая купюра.
– Ещё одну надо, – сказал Женя после того, как бегло осмотрел степени защиты. Деньги были настоящими.
Бродмир повторил заклинание. На ладони появился ещё один денежный знак.
– Слушай, а как они у тебя…
– Хватит, ублюдок, – оборвала Аликс. – Тебе это умение всё равно скоро не пригодится. Мёртвым оно не нужно, – лучезарно улыбнулась она. – Да и когда мы уйдём, магия из твоего дикого мира исчезнет.
– А всё-таки? – не унимался Евгений. – Как у вас получаются настоящие деньги?
– Представлять надо настоящие деньги, – сказал Бродмир. – Так мы идём или дальше продолжаем терять время?
– Идём, – Женя купил проездной на сорок поездок и направился к валидатору. Мысленно полностью сосредоточился на представлении денег. Поэтому не увидел, как Сохорн произнёс заклинание, после которого из глаз кассирши потекли кровавые слёзы. Для каждого Женя приложил билет. Загорелись зелёные лампочки. Каждого пригласил пройти через отдельный валидатор. Охотники хоть и косились подозрительно на аборигена, выполнили всё так, как он говорил. У Жени даже улыбка выползла на лицо.
Настал тот момент, когда охотники оказались по ту сторону валидаторов, а он по другую. Промелькнула мысль, что сейчас отличный повод свалить. Благо уже через секунду понял, что ничего хорошего в этой идее нет. Приложил карточку к жёлтому кружочку и прошёл в метро.
Эскалатор вызвал у охотников неоднозначную реакцию. Бродмир шагнул не задумываясь. Встал на ступень, взялся за поручень. Ехал с таким безучастным лицом, словно коренной москвич. Нокс прицеливался, а в итоге запрыгнул, покачнулся и чуть не упал, но успел схватиться за поручень. Сохорн зашёл на эскалатор боком, словно кот, готовый одной ногой пощупать и при малейшей угрозе отскочить. Металлическая лестница не укусила, и он наступил второй ногой. Через секунду ему стало неудобно стоять через две ступеньки. Встал обеими ногами на одну. Женя порадовался, что метро полупустое. В будний день охотников бы запихнули на эскалатор. Он хотел пропустить Аликс, но та толкнула его в спину со словами:
– Шагай, ублюдок.
Евгений привычно вступил на движущееся полотно. Вовремя обернулся. Охотница попыталась запрыгнуть, но не удержалась и полетела бы вниз, сшибая пассажиров. Женя успел её подхватить. Их лица оказались рядом. Он обнимал её, а она его. С виду могло показаться, что у них счастливая семья. Женя чувствовал запах её волос, ощущал бьющееся сердце. Никогда прежде в его объятиях не было настолько красивой девушки. Даже не хотелось её отпускать. Однако стоило вспомнить слова, слетавшие с её прекрасных губ, как из глубины души поднималось отвращение. В этот момент Женя и осознал поговорку о том, что настоящая красота всегда уродлива.
– Ублюдок, если ты меня сейчас не отпустишь, то твои яйца окажутся у тебя в заднице.
Женя отстранил охотницу.
– Тебе политиком работать надо, – пробурчал он. – Министром иностранных дел.
– Что ты вякнул, ублюдок? – Аликс впилась в него глазами.
– Политиком тебе работать надо…
– Я не понимаю, что ты говоришь, ублюдок. Кто такие политики?
– Политики это никто, – махнул рукой Женя. – Не заморачивайся, ты всё равно ничего не поймёшь в нашем… диком мире.
Он начал рассматривать потолок, будто чего-то там не видел. Затем спустился на несколько ступеней. Поравнялся с Бродмиром. Главный охотник ехал с каменным выражением на лице. Евгению захотелось его рассмешить. Да и наладить отношения тоже не помешает.
– Анекдот вчера услышал, – сказал Женя. – Знаешь, как подаёт голос армянский кот? Мяу, да? – и первый засмеялся.
Бродмир медленно повернул к нему лицо.
– Что такое «армянский кот»? – холодно поинтересовался главный охотник.
– Мда… – скривил уголок губ Евгений. О том, что эти инопланетяне могут не знать рас, он и не подумал. – А вы ещё наш мир диким называете…
Нокс крутился, разглядывал с неподдельным восхищением всё и всех. Особенно группу молодых девушек, поднимавшихся на соседнем эскалаторе. Сохорн хитро улыбался. Когда Женя это заметил, сразу понял – сейчас что-то должно произойти.
Стоило всем охотникам сойти с эскалатора, тот неожиданно ускорился. Лестница понеслась раз в семь быстрее обычного. Внутри огромной машины заскрипело, заскрежетало, сквозь ступени повалил дым. Поднялся крик. Люди пытались хвататься за поручень и тут же падали. Несколько человек, молодые парни, успели среагировать и запрыгнуть на балюстраду. Один, чтоб не поехать вниз, упёрся ногами в фонарь, а второй перекатился на соседний, следовавший вверх эскалатор. Остальные люди попадали. Внизу лестницы их выносило и выкидывало на мрамор. Насколько успел заметить Женя, серьёзных травм никто не получил. Людей было мало. Произойди такая ситуация в будний день и трагедии, как в 1982 на «Авиамоторной», не избежать. В этот момент он заметил взгляд Сохорна. Человек явно радовался делу рук своих: улыбался и прищёлкивал пальцами. На станции поднялся шум и гам. Люди голосили, словно сирены. Некоторые по делу – без травм, естественно, не обошлось. А некоторые просто так, потому что можно. С платформы несколько человек подбежало поинтересоваться, чем могут помочь. Появились работники станции. Из глубины зала бежал полицейский.
Охотники не обращали на суматоху внимания, будто видели каждый день. Продолжали идти по ментальному следу. Лишь Нокс, так же, как и Женя, постоянно оборачивались. Остановились перед путями на платформе.
Из тоннеля дохнуло холодным воздухом. Бродмир вопросительно посмотрел на аборигена, мол, ментальный след уходит в туннель, что делать. По крайней мере, Женя именно так расценил его взгляд.
– Здесь ходят поезда, – сказал он главному охотнику. – Сейчас дождёмся и поедем прямо в точности по вашему следу. Сойти с поезда они могли лишь на станции, так что… – не закончил, так как подумал, а только ли на станции они могли сойти? Машины ведь тоже не летают. И мертвецы не поднимаются. Да и деньги на ладони никогда и ни у кого просто так не появлялись.
– О чём задумался, ублюдок? – оборвала мысленный поток Аликс. – Думаешь, научился создавать эти никому не нужные бумажки и надо сбежать?
Женя почувствовал, как под ложечкой засосало. Ему до этого момента даже в голову не приходило, что эти маги могут читать мысли.
– Чего побледнел, ублюдок? – Аликс откровенно глумилась. Остальные тоже улыбались, видели «откуда ветер дует». – Думаешь, мысли твои читаем? Нет, зачем нам твои ублюдочные мысли. Просто не первый раз в такой ситуации. Думаешь, эти твои бумажки будут всегда так ценны? Уже скоро они станут обычными бумажками…
В тоннеле показался белый свет. От подошедшего поезда шарахнулись все охотники. Женя же подошёл наоборот как можно ближе к краю платформы, чтобы они видели: опасности нет. Когда состав остановился, из вагонов вышло всего несколько людей. Женя вошёл первым. Охотники следом. Внутри все сидячие места были заняты. Абориген показал магам, что встать надо возле закрытой двери и сам, первым, это сделал. Однако Бродмир остался стоять в центре вагона и внимательно вглядывался в пол, будто там показывали самый интересный в мире фильм. Аликс и Сохорн остались рядом с ним. В итоге, к дверям отошёл лишь Нокс.
Пассажиры косились на странную компанию. Неестественно смотрелась троица, застывшая в центре вагона. Бродмир пялился в пол, словно старался найти там миллион долларов. Сохорн смотрел на пассажиров подземки, как волк на ягнят. Словно выбирал, кого съест в первую очередь, а кого оставит на потом. Аликс равнодушно озиралась. Лишь несколько внимательных пассажиров увидели, что у неё взгляд хищного зверя в засаде.
– Станция «Менделеевская», – раздался мужской голос из динамиков. – Переход на станцию «Новослободская». Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
Охотники синхронно закрутили головами, пытались найти говорившего. Поезд тормозил. Мимо проплывала станция, люди. На противоположной платформе стоял поезд.
– Слушай, а точно у вас магии нет? – испуганно посмотрел Нокс на Женю. – Я так и не понял, кто это сказал.
– Значит то, что мы едем в движущейся железке, тебя не смущает, а голос с потолка показался странным? – усмехнулся абориген.
Поезд остановился. Двери открылись. Бродмир резко направился к выходу. Аликс и Сохорн без промедления последовали за ним. Женя постоял ещё несколько мгновений. В вагон уже зашли люди.
– Пойдём, – почувствовал неладное Нокс. – Не дури. Ведь они здесь всё разнесут.
Женя на мгновение замялся. Потом сделал несколько решительных шагов и оказался на платформе. Нокс успел выскочить перед самым закрытием дверей.
После душного поезда на станции было прохладно и хорошо. Пахло большим скоплением народа – из совокупности запахов невозможно выделить какой-либо один. Бродмир уверенно направился к переходу между станциями. Остальные охотники пошли следом. Нокс теперь шагал рядом с Женей и внимательно следил за каждым его движением. На лестнице Сохорну и Аликс пришлось нелегко. Люди норовили разъединить их трио, проскочить между. Не тут-то было. Всем им, в итоге, приходилось кривить лица и неприязненно коситься на троицу. Охотница наблюдала за женщинами. Большинство из них были в обуви без каблуков. На глаза попалось лишь несколько дам на каблуках. Выглядели они эффектней других, из чего Аликс сделал вывод, что обулась правильно. Нокса с Женей толпа оттеснила к перилам.
Охотники подошли к эскалатору. Бродмир стал в центре движущейся лестницы, а Сохорн и Аликс на ступень ниже по обе стороны. Парень в белой майке и красных солнцезащитных очках хотел подняться, но Аликс преграждала ему путь.
– Разрешите пройти? – попросил он.
Охотница не обратила на него внимания.
– Можно пройти? – настаивал парень. За ним уже собралась очередь из трёх человек.
– Рот закрой, мразь, – полуобернувшись, чётко и громко, произнесла Аликс.
Парень хотел что-то сказать, да не решился. Люди, стоявшие за ним, тоже промолчали.
Возле спуска на станцию полицейский проверял документы у двух представителей южных народов. Видимо вопросов у стража порядка не возникло. Он отдал документы кавказцам, козырнул и мигом потерял интерес. Женя увидел, что его взгляд остановился на главном охотнике. Не вязались в восприятии нормального человека седые волосы по плечи с военной формой. Такой дурацкий образ военного человека мог предоставить только «доблестный» Голливуд.
Женю осенило. Если полицейский потребует документы, то у пришельцев их, естественно, не окажется. Они попробуют от него избавиться, на станции начнётся паника и суматоха – самое идеальное время для побега. Эти мысли промелькнули в его голове за мгновение. И ещё такое же мгновение осталось, чтобы придумать, как привлечь внимание полицейского к магам.
«Показать на него, – мелькнула первая мысль. – Нет. Не пойдёт. Мент на меня скорее обратит внимание».
Тем временем охотники почти спустились по лестнице, а полицейский ещё не потерял к ним интереса. Нокс с Женей шли чуть позади. На платформе, напротив спуска, стоял поезд. Посадка заканчивалась.
– Осторожно, двери закрываются, – услышали охотники. – Следующая станция «Проспект Мира».
«Можно закричать дурным голосом, что он вор, – посмотрел на Бродмира. – Можно…»
Двери закрылись, поезд тронулся.
– Лейтенант Майоров, – козырнул полицейский. – Ваши документы, – преградил он дорогу охотникам.
Бродмир посмотрел на него невидящим взглядом, словно на дерево, непонятно откуда взявшееся на пути. Сохорн с Аликс переглянулись.
А Женя чуть не подпрыгнул от радости. Большее везение и вообразить тяжело. Это был попросту джекпот всей жизни. Теперь следовало им умело распорядиться. Он покрутил головой в поисках путей отхода, когда его взгляд остановился на двух людях, увидеть которых он уже не ожидал.
 
***
 
Илья вышел из вагона первым. Лину придержал за руку, словно она малый ребёнок, которого следует вести. Перед ними пробежал мужчина из соседнего вагона. На коричневой сумке, висевшей через плечо, расстёгнуто отделение. Или позабыл закрыть, или кто-то пошарился.
Молодые люди вывернули из-за колонн и оказались за десять метров от перехода на «Менделеевскую». План состоял в том, чтобы снова сесть в тот же вагон на той же станции. Наложить ментальный след один на другой. Если это вообще возможно.
Илье бросилась в глаза странная компания. Возле худого и высокого полицейского стоял мужчина среднего роста с седыми волосами и в военной форме. Рядом, словно телохранитель, застыл неприятного вида парень в жёлтом галстуке и с засаленными волосами. По другую руку военного находилась девушка. Её холодный взгляд буравил стража правопорядка. Лина потянула за руку, но Илья не обратил на это внимания, так как в этот момент встретился взглядом с Евгением.
Бродмир словно почувствовал, как накалился воздух. Повернулся и мгновенно нашёл глазами беглянку.
Лина моментально остановилась, словно ноги к плитке пола приклеились.
– Это они, – Илья не узнал голос подруги.
Ангелина никогда не видела Бродмира, Аликс или Сохорна. Но этого и не требовалось, чтобы узнать охотников. Их нетипичную одежду, каменные лица, наглые и самоуверенные взгляды спутать невозможно. Особенно если знать, что за тобой должны гнаться люди из другого мира.
– Это она, – Бродмир показал пальцем на беглянку.
Из тоннеля донёсся гудок подъезжавшего поезда. Полицейский в недоумении посмотрел, куда указывал задержанный.
– Повторяю… – начал он, но закончить не успел.
Аликс пробормотала заклинание «Взрыв» и развела руками, словно разгоняла тучи. Раздался тихий хлопок. Воздух вокруг охотников дрогнул. Полицейского отбросило в сторону, и он ударился головой о колонну, потерял сознание. Остальных людей также разбросало сильным порывом воздуха. Попало и Ноксу с Женей. Их кинуло на лестницу – переход на «Менделеевскую». Многие из людей мгновенно вскочили, словно ваньки-встаньки. Одни бросились к выходу на поверхность, другие к переходу, третьи попытались спрятаться за колонны. Находились и те, кто включал телефоны, снимал зачатки паники в надежде на полноценное видео. Евгений понял, что начинается смятение и сейчас его джекпот. Оставалось лишь избавиться от «охранника». Он вскочил и подал руку Ноксу. Люди вокруг тоже поднимались, переглядывались, самые благоразумные спешили покинуть странное, но явно опасное место. И тут какая-то женщина, противно заверещала. Даже непонятно из-за чего. Стоило Ноксу взяться за протянутую руку, как Евгений поднял его на ноги и сразу же ударил головой в лицо. Мир перед глазами охотника померк.
В центре станции, друг напротив друга, остались стоять трое умелых, опытных и безжалостных охотника из Рая и двое обычных молодых людей из дикого мира.
 
***
 
Мгновенно оценив обстановку, Женя понял, что бежать лучше всего обратно на «Менделеевскую». И припустил так, словно за ним гнались голодные каннибалы. При других обстоятельства он мог выглядеть странно. Но в поднявшемся смятении его бег вызывал лишь ещё большую панику. Он сам не запомнил, как промчался со станции на станцию, сбежал по эскалатору, перепрыгивая через три ступени. На глаза попадались панические лица. Женя почувствовал, что от страха сильно вспотели подмышки. Казалось, что охотники преследуют, ни на шаг не отстают и уже через мгновение схватят за шею со словами: «Попался, ублюдок?». Несколько раз он оборачивался, но среди лиц пассажиров подземки охотников не видел.
Солнце ослепило. Из метро, толкая его в спину, продолжали высыпаться люди. Женя лёгкой трусцой отбежал от станции. Вкусно пахло выпечкой и ещё чем-то не менее заманчивым. На Новослободской улице, напротив метро, начали останавливаться машины. Возле станции собирался народ. Звонили, снимали на камеру, разговаривали между собой. Большинство перевозбуждённые из-за случившегося. Сразу несколько блоггеров записывали видео. Один из них нёс ахинею про террористов, заложников, кавказский след и американские деньги. Женя внимательно вгляделся в толпу, каждую секунду опасаясь увидеть лица гостей из другого мира. Хотелось убежать. Это стало бы логичным поступком, но Женя переборол себя. Он пощупал на месте ли деньги. А потом закрыл глаза, сосредоточился и постарался представить купюру, какой она должна быть.
– Я хочу бумагу. Сейчас, – пробурчал себе под нос.
В воздухе, перед лицом, появился билет банка России. Женя поймал купюру. Оценил все степени защиты. Без сомнения – купюра была настоящая. Он поспешно запихнул её в карман. На душе отлегло. Поднялось настроение. Возникло желание подпрыгнуть от радости. А в следующую секунду у него затряслись руки, дыхание спёрло. Мир, в котором он всегда мечтал жить, приоткрывал для него врата. Всё, что он хотел попробовать в этой жизни, теперь станет доступно. Всё, чем хотел обладать, станет реальностью. Женя ещё раз самым тщательным образом проверил купюру на подлинность. Сомнений быть не могло – настоящая. Разве что какой-нибудь эксперт сможет доказать, что перед ним подделка. Евгений вновь произнёс заклинание. Поверх первой купюры появилась вторая. Произнёс заклинание. Поверх второй появилась третья. Мимо проходили люди, в недоумении смотрели на высокого парня. Особенно странно выглядело его лицо – он будто деньги увидел в первый раз.
Женя обернулся, внимательно всматриваясь в лица. Охотников не увидел. Возле входа в метро остановилась машина скорой помощи. Мигал проблесковыми маячками полицейский автомобиль. Некоторые люди выходили на дорогу и ловили такси.
Евгений тоже так сделал. Остановилась белая иномарка. Женя открыл дверь и плюхнулся на сидение. Достал из кармана мятые деньги и протянул водителю. Суммы хватило бы, чтоб съездить на такси в Воронеж. В машине пахло вчерашним перегаром. Водитель, неопрятный мужик лет сорока, посмотрел на пассажира круглыми глазами.
– Куда едем? – у него даже головная боль мигом прошла.
– Пока никуда, – Женя пристально наблюдал за входом в метро. Хоть там и крутилось много людей, охотников бы он узнал сразу. – Как только скажу ехать, сразу же газуешь и мигом отсюда уезжаем. Понял?
– Понял, – легко согласился водитель. Он развернул скомканные деньги. Любовно их разгладил и сложил в нагрудный карман рубашки, который сразу заметно оттопырился.
Минут пять просидели молча. Люди вокруг постепенно расходились. Прибыл спецотряд полиции. В касках со щитами скрылись в подземке. Зеваки снимали всё на камеру. Один раз Евгению показалось, что он увидел Бродмира. Приглядевшись, различил в толпе худощавого солдата срочной службы.
Ещё через пять минут бесцельного ожидания водитель, наконец, не выдержал:
– Так мы куда-нибудь поедем?
Женя облегчённо выдохнул. Расслабился и вытянул ноги, насколько это было возможно.
Охотники за ним определённо не гнались. Теперь стоило решить, что делать с деньгами.
– Поехали, – сказал Женя.
Водитель, исполняя приказ, сразу же тронулся с места. Через секунду они уже ехали во втором ряду.
– Давай в центр, – решил Евгений.
 
***
 
Илья лихорадочно думал. До этого момента он даже не знал, что такое лихорадочно думать. Никогда его жизни не грозила опасность. Никогда он не попадал в ситуацию, чтобы от него зависела не только собственная жизнь, но и жизнь любимого человека. Все стрессовые обстоятельства, в которые случалось попасть до этого момента, показались разминкой. Репетицией.
Он стоял напротив самых опасных людей. Насколько Илья понял, эти субъекты мало того, что были инопланетянами, они были бессердечны, безжалостны и обладали настолько разрушительным оружием, аналогов которому на Земле не существовало.
И они собирались применить это оружие против них.
Илья видел, будто в замедленном воспроизведении, как отдавал приказы Бродмир. Как Аликс махнула руками, словно разгоняла тучи, и народ полетел в стороны, будто пешки с шахматной доски. С заклинанием на губах застыл Сохорн, он ждал отмашки, чтобы растереть беглецов в пыль. Весь мир у Ильи сузился до крохотного пятачка, на котором существовало всего пять людей – трое охотников, и он с Линой. И сколько он ни старался придумать выход, ничего не придумывалось. Ему нечего было противопоставить разрушительной и всемогущей магии. От этого становилось вдвойне обидней. Он бы даже с кулаками бросился на троих охотников, если бы была хоть призрачная надежда, что сможет выйти победителем.
– Осторожно, двери закрываются, – донёсся издалека, будто из-под воды, приглушённый мужской голос. – Следующая станция «Проспект мира».
Решение пришло моментально. Илья, что есть сил, бросился к поезду. Лину он держал за руку, поэтому ей не оставалось выбора. Краем глаза успел заметить, как с губ охотника с засаленными волосами сорвалось длинное слово. Мимо, лишь немного задев, пронеслось жаркое дыхание смерти. На одной из колонн оплавился мрамор. Мозаика в виде женщины с ребёнком, потекла, будто была сделана изо льда.
Двери закрывались слишком быстро. А бежали они, как показалось Илье, слишком медленно. Наконец, влетели в вагон, словно ураган. Поезд тронулся, быстро набирая скорость. Илья видел, как среди колонн мелькнула фигура в военной форме. В вагон, где ехали беглецы, что-то сильно и глухо ударило, словно гигант вмазал кулаком. Состав покачнулся, раздался громкий хруст, но на общем движении поезда это не сказалось никак. Как понял Илья, маги были в незнакомом мире, имели дело с незнакомыми вещами и толком не знали, какие заклинания требуются для того или иного действия. К тому же во всех фэнтези всегда была мана. Чем больше накапливал её маг, тем сильнее заклинание он мог сотворить. Во «Временах эльфийских чудес» тоже требовалось накопить ману для хорошего и сильного заклинания. А по рассказу Лины выходило, что никакой маны не существует. Точнее мана вокруг, люди ею дышат. А вся твоя сила зависит лишь от твоих знаний и самую малость от дикции.
Когда поезд заехал в туннель, Илья запоздало обрадовался, что всё так отлично сошлось. В нужный момент подъехал состав, машинист почему-то решил уехать со станции, когда там творилось нечто непонятное.
– Мы… Мы… – задыхалась Лина. Её глаза светились двумя прожекторами на миллиард ватт.
Илья заметил, что пять человек ехавших в этом вагоне открыто на них пялились. Взял подругу за руку и подвёл к сидениям. Когда опустились на мягкие кресла, то прислонил её голову к груди и крепко обнял. Руки заметно дрожали. Только теперь понял, что чуть не потерял самое дорогое – то, чего уже однажды лишился. Он чувствовал, как стучится в грудную клетку её сердце. Будто птица, решившая, во что бы то ни стало, выбраться на волю.
Он заскрежетал зубами. Мысли вертелись как хомяк в колесе, пытаясь найти выход. Не может быть, чтобы эти треклятые охотники были всемогущими! Как приговаривал покойный отец, на каждую старуху найдётся проруха.
– Я люблю тебя, – очень тихо произнесла Лина, но Илья скорее почувствовал, нежели услышал эти слова. – Благодарю Бога, что ещё раз смогла тебя увидеть… прижаться, – она всхлипнула.
Из-под пола что-то тихо, едва слышно, щёлкнуло.
Для Ильи весь мир сузился до маленького и крохотного пространства, где был лишь он и Лина. Не существовало больше стука колёс метро, людей и охотников.
– Они нас догонят, – покачала головой подруга. – Они нас всё равно, рано или поздно, догонят, – мрачно повторила она.
Поезд замедлился. Под днищем тихо заскрежетало. Вагон едва заметно просел на левую сторону. Над головой раздался хорошо поставленный мужской голос:
– Станция «Проспект Мира». Переход на Калужско-Рижскую линию.
Из вагона никто не вышел, но и не вошёл.
– Осторожно. Двери закрываются. Следующая станция «Комсомольская».
Поезд тронулся. Скрежет под днищем возобновился.
– Мы уедем так далеко, что им придётся очень постараться, чтобы нас догнать! – сказал Илья. – Знаю. Это лишь временное избавление. Но делать же что-то надо! У меня паспорт с собой. А у тебя?
– Дай свой, – вместо ответа произнесла Ангелина.
Илья вытащил документ и передал подруге. Оставшееся время до «Комсомольской» у неё ушло на создание документа. Все пассажиры в вагоне широко раскрытыми глазами наблюдали, как девушка извлекала из воздуха паспорта, бегло изучала, сравнивала с исходником, а после бросала на пол.
Поезд начал замедляться. Скрежет из-под днища доносился уже сильный. Его мог не услышать только глухой. Один из пассажиров, парень с большой спортивной сумкой красного цвета, встал и подошёл к дверям, приготовился к выходу. При этом продолжал, как и остальные пассажиры, коситься на странную парочку. Стоять ему приходилось уперевшись рукой на двери. Вагон заметно наклонился влево.
Лина произнесла заклинание. В руках появился паспорт. Она пролистала странички, всмотрелась в голограммы.
– Посмотри, – протянула документ. – Вроде нормальный.
Илья придирчиво осмотрел новенький паспорт. На вид тот казался настоящим.
Поезд почти остановился, а станцию электронный диктор всё не объявлял. Мимо проплывали люди, их лица уже можно было разглядеть. На миг Илье показалось, что он увидел девушку-охотницу. В следующее мгновение облегчённо выдохнул – показалось. Просто на перроне стояла такая же высокая, стройная и черноволосая женщина в белой блузке.
– Станция «Комсомольская», – раздался, наконец, мужской голос над головой. – Переход на Сокольническую линию и выход к вокзалам: Ярославскому, Ленинградскому и Казанскому.
Когда состав остановился, оказалось, что на перрон придётся взбираться. Видимо охотники что-то повредили в ходовой вагона, и тот просел на левый бок.
Через подземные переходы молодые люди вышли на перрон. Пахло поездами. Тут и там сновали носильщики с телегами, охранники. Стояли люди с сумками и чемоданами. Иногда из толпы выныривали разные маргинальные личности, которых с лихвой на каждом вокзале России. Объявили посадку на Кисловодск.
«Вот туда и поедем!» – решил Илья. Этот город ему нравился. Последний раз он был там с родителями. Может, потому и нравился? Ему запомнилась счастливая улыбка мамы, отец – высокий, сильный, степенный. Город – с чистым воздухом, тихой жизнью и возможностью походить по горам. Это было замечательное время, а он его не ценил. Илья помнил, как поссорился тогда с отцом из-за какого-то пустяка, и мама их мирила. Сейчас бы он родителям простил всё. Только бы они были живы.
По указателям на столбиках дошли к кассам. Когда-то Илья стоял здесь с папой, покупал билеты. С тех пор времена изменились. Люди двадцать первого века пользуются Интернетом и покупки делают, не поднимая зад из любимого кресла. В несколько открытых касс стояла очередь человек из десяти и те, в подавляющей массе, люди пенсионного или предпенсионного возраста.
От одного из окошек отошла девушка в красных брюках. За ней, почему-то не было очереди. Илья живо подскочил к кассе.
– Два билетика, пожалуйста!
– Перерыв, – полная блондинка в униформе посмотрела на покупателя, словно пролетариат на буржуя. Хотела закрыть окошко.
– А давайте я денег дам как за три билета, а возьму всего два, – не растерялся Илья. – Это будет вам компенсацией обеда? – обернулся к Лине и тихо сказал. – Давай колдуй.
Подруга забормотала «Я хочу деньги. Сейчас». Раз за разом в её руке появлялись купюры.
Кассир задумалась – уже хороший знак.
– У меня лучше идея, – Илья понял, что надо брать быка за рога. За ними начала скапливаться очередь. Люди переходили от соседних касс. Наивно подумали, что одна из кассиров передумала обедать. – А давайте мы вам заплатим как за два купе, а возьмём одно?
Кассир поёрзала пятой точкой на стуле.
– На какой вам поезд? – недовольство в голосе всё равно осталось.
– Да нам вообще без разницы. Главное, чтобы он как можно быстрее отправлялся, – выпалил Илья.
– Как можно быстрее отправлялся, – словно эхо повторила кассир. Казалось, она даже не удивилась, будто все люди именно такие билеты и спрашивают.
– Там в Кисловодск поезд стоит, – вспомнил Илья. – Можно и его.
Около минуты блондинка покрасневшими глазами смотрела в монитор.
– Значит, смотрите. Тот, что в Кисловодск уезжает в четырнадцать двадцать пять. Есть ещё поезд до Ростова. Он уезжает в четырнадцать часов пять минут. В обоих купейные места есть. Вам билеты на какой?
– Давай Ростов? – несмело произнесла Лина.
– Ростов, пожалуйста! – не задумываясь, выпалил Илья.
– Купе? – уточнила кассир.
– Купе, – уверенно кивнул Илья. – Всё.
– Документы, пожалуйста.
Илья протянул два паспорта. Ангелина сунула в лоток к документам внушительную пачку денег. Позади с ноги на ногу переминалась полная женщина сорока с хвостиком лет в жёлтой майке и белой юбке. Она пристально посмотрела на деньги, словно носом чуяла, что те фальшивые.
Илья услышал, как женщина произнесла подслушанное «Я хочу деньги. Сейчас». Смотрела при этом на стопку купюр в лотке. На её ладони появилась купюра, но так как рука была опущена, деньги полетели на пол, закружились и скрылись среди ног стоявших позади людей.
– Простите, простите, – засуетилась полная женщина, пытаясь поднять возникший из ниоткуда денежный знак. Она ещё не осознала того факта, что может наколдовать сотни, тысячи таких же.
Кассир перетянула лоток к себе. Раскрыла паспорта. Больше всего Илья боялся, что она начнёт проверять подлинность документов. Тогда деньгами уже не отмажешься. В этот момент он себя даже отругал за эту вздорную идею. Ведь если их сейчас схватят полицейские, то охотникам это лишь упростит задачу.
Но кассир хотела пообедать. Она не стала проверять подлинность документов. Быстро выбила билеты и отдала вместе с паспортами. До отправления поезда оставалось семь минут. У кассы, после ухода Ильи с Линой, начался скандал. Какая-то тётка, вроде та же самая, что подслушала заклинания (в толпе не разобрать) кричала о несправедливости и о том, что РЖД зажрались, и пора их наказать.
На вокзале было множество народа. Одни ждали посадки, другие прибытия. Илья всматривался в толпу, старался заранее увидеть охотников. Второй раз фортуна могла и не улыбнуться.
Состав стоял на первом пути. Нужный вагон находился в середине, рядом с рестораном. Провожающие из поезда уже вышли и махали родственникам и гостям столицы. До отправления оставались считанные минуты.
Билеты с паспортами проводник посмотрел уже в тамбуре. Молодой парень кавказской внешности мельком глянул в паспорта, сличил фамилии.
– Седьмое купе, – сказал он с заметным южным акцентом. – А вы без багажа? – приподнял густую бровь.
– Угу, – кивнула Лина.
– Совсем?! – проводник даже на улицу выглянул, не стояло ли ничего рядом с вагоном. Видимо впервые видел, чтобы люди ехали совсем без ничего. Чтобы даже женщина была без сумочки.
В этот момент поезд тронулся. Проводник поспешил закрыть двери. Провожающие замахали руками, некоторые пошли вслед за поездом. Лина с Ильёй направились по узкому коридорчику искать свои места. Купе открыто, верхние полки застелены. Пахло новым постельным бельём. Илья закрыл дверь и запер на замок. На нижние места бухнулись с таким облегчением, будто всё время тащили на плечах по мешку картошки, а сейчас им разрешили его сбросить.
 
***
 
На глаза попался салон сотовой связи. Обитый жёлтыми панелями киоск был приставлен вплотную к дому на Страстном бульваре, неподалёку от Тверской улицы. Евгению пришла в голову странная мысль – захотелось планшет. Вот прямо сейчас. Теперь он мог позволить себе всё, в том числе и необдуманные траты.
– Останови, – сказал он.
– Пожалуйста, – водитель крутнул руль вправо и затормозил точно под знаком «Остановка запрещена». – Тебя подождать?
– Нет, – Женя выбрался из автомобиля и хлопнул дверью. От запаха перегара уже тошнило. Он бы не сел в этот автомобиль, даже если бы за это платили деньги.
Водитель, пока богатенький пассажир не передумал, рванулся, быстро переключаясь с первой на вторую, а со второй на третью.
Женя встал сбоку от входа, прислонился спиной к жёлтой стене. Достал деньги и пересчитал. Хватило бы на покупку неплохого, но поддержанного авто. Теперь пришла пора узнать, в этом ли мире ещё охотники или уже ушли к себе, а магия пропала. Тогда он достал телефон и, делая вид, что заинтересованно в нём что-то изучает, начал бестолково лазить по меню. Левую руку спрятал за спину. Раз за разом принялся бормотать заклинание. Чувствовал, как в ладони появлялись деньги. Настроение улучшилось. Он даже мысленно пожелал здоровья Илье и Ангелине. Через три минуты в руке набралось столько купюр, что пришлось их спрятать в карман. Мимо проходили люди, но никто не обращал на него внимания. Голову пронзила мысль, что если принцип магии настолько прост – надо лишь представить себе вещь и попросить о ней, то можно попробовать сделать планшет. Он представил себе это устройство. Во всех подробностях.
– Я хочу планшет. Сейчас.
В руке появилось точно то устройство, которое он вообразил. Только на вес оно показалось лёгким. При нажатии на кнопку «Вкл», естественно, не запустилось. Женя бросил планшет в урну и ещё раз попытался представить себе это устройство, но теперь с микросхемами внутри. Со второго раза вес появившегося устройства, соответствовал настоящему. Но включаться оно всё равно отказалось.
– Херня, а не магия, – Женя кинул планшет в урну. С серьёзным видом, словно павлин, вошёл в павильончик сотовой связи. Небрежно бросил взгляд на двух продавщиц и невысокого охранника. В магазине приятно пахло вишней. С невозмутимым видом Евгений подошёл к стенду, где выставлены самые дорогие телефоны, планшеты и несколько фотоаппаратов.
– Заверните вот этот, – указал он. – Да поживее.
Девушки переглянулись. Затем одна из них, в жёлтой фирменной майке и с короткой стрижкой, бросилась доставать товар из витрины.
– Мне обязательно, чтобы он был заряжен и с симкой. – Немного помолчал и зачем-то добавил. – Новости посмотреть хочу.
– Скорее всего, уровень заряда в нём процентов на пятьдесят, – виновато посмотрела на Женю девушка, оставшаяся за кассой. Она ему понравилась больше. Тугие груди выпирали из жёлтой майки, русые волосы стрижены под каре. Добрые зелёные глаза, приятная улыбка.
– Так поставьте заряжаться, – пожал плечами Женя, нагло разглядывая девушку. Почему-то ему начало казаться, что сейчас, с деньгами, он имеет на это право.
– Что вам ещё? – подошла вторая продавщица с коробкой и планшетом. – Может наушники или чехол?
– Ничего не надо, – сморщил нос Женя. – Всё равно скоро выкину. На зарядку поставьте.
Девушки переглянулись.
– Оплата картой или наличными? – спросила та, которая понравилась Жене.
Вторая в это время размотала шнур зарядки, нырнула под стол. Послышался щелчок включения вилки в розетку.
– Наличными.
Продавщица назвала сумму, за которую ещё утром Женя бы удавился.
– Сим-карту мне ещё организуйте, – попросил он.
– Давайте вначале оформим планшет, а затем примемся за сим-карту, – улыбка сошла с лица продавщицы, её коллега стояла рядом настороженная. – У нас просто через разные кассы их надо пробивать.
– Хорошо, – пожал плечами Женя.
Он понял – ему попросту не верят. Думают, что это какая-то шутка или ещё чего похуже. На продавщиц он не обижался. Сам бы не менее настороженно отнёсся к человеку в спортивных штанах и белой майке, который зашёл купить самый дорогой планшет, при этом, заявляя, что вскоре выкинет его. Он демонстративно достал из кармана пачку денег. Небрежно отсчитал требуемую сумму. Нарочно ошибся и добавил три лишних купюры.
У девушек загорелись глаза, когда они увидели столько наличности. Они за несколько месяцев, вместе взятые, столько не зарабатывали. Кассирша со стрижкой под каре приняла деньги. Пересчитала. Ещё раз пересчитала.
– Вы ошиблись, – вернула она три купюры.
– Нет, я не ошибся, – хитро улыбнулся Женя. – Это я тебе чаевые дал. За хорошее обслуживание и за то, что такая симпатичная тут стоишь.
От собственных льстивых слов затошнило. Однако реакция девушки оказалась неожиданной.
– Вы, может быть, меня пригласить куда-нибудь хотите? – мило улыбнулась она.
Евгений ожидал чего угодно, только не такого. Он глупо заморгал, открыл и закрыл несколько раз рот. Вторая продавщица, которая доставала планшет с витрины, кисло улыбнулась.
– Да… – наконец выдавил Женя. – Хотел бы и пригласить.
Про себя же подумал, что деньги делают просто немыслимые чудеса. Почти как магия.
– Завтра работаешь?
– Да, – не раздумывая, ответила продавщица.
– Тогда я заеду в восемь, – Евгений опёрся локтем о кассу, демонстративно отвернувшись от второй продавщицы. – Удобно?
– Да, – молниеносно ответила русоволосая.
– Тогда будь готова, – подмигнул Женя.
– Обязательно буду готова! – Евгению никогда девушки не улыбались настолько призывно. Ему показалось, что скажи сейчас «Давай я тебя где-нибудь поимею» и она согласится. Даже захотелось поэкспериментировать, но в последний момент отказался от этой затеи.
– Слушай, а мне бы ещё и симку в планшет, – жалобно произнёс Женя.
– У вас есть… – начала вторая продавщица, но коллега жестом остановила.
– Тогда нам потребуется ваш паспорт, – русоволосая мило улыбалась.
«Приезжая», – решил для себя Женя. По его мнению, все немосвички были продажными.
– А паспорта нет, – постарался он придать лицу плаксивое выражение. – В том-то и дело. А симка нужна сейчас. С интернетом. Новости почитать. Может, мы можем чего-нибудь придумать?
Он отсчитал пять купюр и положил на прилавок. Продавщицы обменялись взглядами. Женя не стал раздумывать, зачем они переглядывались, и отсчитал ещё пять купюр. Положил рядом с первыми.
– Мы договорились? – улыбнулся русоволосой.
 
***
 
Сохорн ударил кулаком в колонну. Скривился и зашипел от злости.
– Что, тюфяк, ушли? – Аликс оглянулась. – А ещё магом боевым называешься… – скривив лицо, добавила она.
– Если ты ещё раз так обо мне скажешь, я без всякой магии шею тебе сверну. Ты меня услышала? – Сохорн потирал ушибленные костяшки пальцев и даже не взглянул на коллегу.
– Так, твари, – рявкнул Бродмир, но на всякий случай встал между ними. – Между собой собачиться будете дома. То, что упустил плохо, но и ты почему не помогла?
– А почему ты ничего не сделал, чтобы их задержать? – пристально посмотрела ему в глаза Аликс.
Нокс медленно поднялся на ноги. Майка с надписью «Россия» была залита кровью, как и вся нижняя часть лица.
– Что, течка началась, выродок? – хмыкнула Аликс.
– А я думал, ты поумнела, – не остался в долгу новенький.
Глаза охотницы налились кровью. Губы зашевелились, подыскивая заклинание.
– Не сметь! – прорычал Бродмир. – У нас другая цель и другие…
Из обоих тоннелей, одновременно, показались составы. Уровень шума резко возрос. Составы остановились по обе стороны от охотников. Множество людей столпились перед дверьми. Но машинисты, предупреждённые о нештатной ситуации на станции, двери не открыли. Поезда синхронно тронулись и вскоре скрылись в туннелях, оставив после себя ветер и грохот.
– За мной, – скомандовал главный охотник.
Бродмир подошёл к краю платформы. Остальные охотники полукольцом следовали за ним. Он остановился перед огромным зеркалом. Вгляделся в темноту туннеля. Потом посмотрел в сторону, откуда должен был приехать следующий состав. Ничего не происходило. Бродмир наколдовал «Видимость». Теперь перед ним возникло два ментальных следа. Они накладывались один на другой, но по вспохолам главный охотник видел, какой из них свежее.
– Я не хочу туда лезть! – жалобно проблеял Нокс, вглядываясь во тьму.
– Я тоже не горю желанием, – Сохорн побледнел. Он ещё помнил предсмертный крик Сатра. А также помнил, какая тварь его уволокла.
– Вперёд! – Бродмир легко спрыгнул на шпалы. Ещё раз всмотрелся в черноту туннеля. Потянуло сквозняком, седые волосы взметнулись. Никого не дожидаясь, он зашагал во тьму.
Аликс почувствовала липкий пот, проступивший на спине. Во тьме померещилась огромная крыса. Охотница вздрогнула. На миг показалось, что она вновь почувствовала мерзкий запах животного. Теперь-то она понимала, что случилось огромное чудо, и они выбрались оттуда живыми. Аликс сняла туфли и бросила их на платформе. Благодаря короткому колдовству на её ногах появились балетки. Тренированному телу прыжок вниз был незаметен. Она приземлилась на шпалу и направилась за Бродмиром.
– Прыгай, – приказал Сохорн новичку. – Я пойду замыкающим.
– Я не хочу! – проблеял Нокс. Он смотрел в черноту, где несколько секунд назад скрылся главный охотник. – Не полезу!
– Тогда я прямо сейчас тебя убью, – буднично сказал Сохорн, словно о завтраке рассказывал. – Расплющу о стену. Подойдёт?
Нокс затравленно посмотрел на коллегу. Его губы, запачканные в крови, зашевелились. Он нервно сглотнул и присел на корточки, примеряясь к прыжку. Наконец, соскочил. Следом прыгнул и Сохорн.
Поначалу Бродмир видел куда ступал, но уже через минуту его поглотил мрак. Споткнувшись, он остановился.
– Вы идёте? – крикнул он, обернувшись.
– Чего вопишь? Страшно стало? – раздался голос Аликс за спиной. При этом её не было видно. Вдали, на фоне света со станции, виднелись ещё две фигуры. В этот миг позади противно завизжало. Сработала УКПТ. Красным светом замигала лампа на стене. Охотники синхронно остановились, но в следующую минуту двинулись в путь. Этот мир был настолько странен, что если обращать внимание на каждую странность, то беглецов никогда не поймать. Вскоре в тоннеле загорелся свет. Через каждые пятнадцать-двадцать метров висела лампа. Ещё одно необычное изобретение этого мира. Охотники уже даже начали привыкать, что здесь всё работает само по себе, без магии. Пахло сыростью и чем-то неизвестным. Сигнализация резко замолкла, и тишина ударила по ушам. Специфического запаха, как в этом подземелье, охотники никогда не слышали. Если бы узнали, что у аборигенов он вызывает ностальгию по дальней дороге, то сильно бы удивились. А ещё больше поразились бы тому, что некоторым он ещё и нравится. Для всех четверых инопланетян он был неприятен. Не возникало сомнений – пахнет отравой.
Охотница наколдовала два огненных шара. Один, освещая дорогу, плыл перед отрядом. Второй – позади. Бродмир шагал со шпалы на шпалу, вглядывался в невидимый для коллег ментальный след. Аликс старалась не отставать. Следила за шпалами под ногами и вслушивалась. Прошлый раз она не обратила внимание на тихий писк. И это закончилось смертью коллеги. А ведь могло закончиться и её смертью.
Через пять метров от охотницы шагал Нокс. Он постоянно оглядывался, напряжённо всматривался вперёд, словно ждал, что вот-вот на них кто-нибудь нападёт. Замыкал цепочку Сохорн. Он периодически оборачивался. Если охотников и убивали, то делали это со спины. А это место пробуждало в сознании все самые сильные страхи. Ему казалось, что туннель специально создан для того, чтобы истреблять охотников. И, если вглядеться в стены, то можно обнаружить засохшую кровь прошлых отрядов.
Он покрутил головой, отгоняя дурные мысли.
– Стоять, – произнёс Бродмир и отряд замер. – Впереди крысы, – произнёс главный охотник то, чего Аликс и Сохорн, с некоторых пор, боялись больше всего.
– Давайте развернёмся… – начал Нокс.
– Рот закрой, выродок, – сквозь зубы процедила Аликс, а Сохорн ударил его кулаком в спину.
– Шерстью не воняет, – главный охотник словно и не заметил ругани за спиной. – Это явно не те твари, что на нас напали.
– Однако крысу ты видел? – Аликс выглянула из-за его спины.
– Пошли, – приказал Бродмир и двинулся вперёд по туннелю. Остальные охотники немного помешкали, но тоже тронулись. Сохорну даже пришлось подтолкнуть Нокса.
Под стеной они действительно увидели маленького крысёныша, который смотрел на людей чёрными бусинками глаз. Каждый охотник, проходя мимо, покосился на маленькое, глупенькое и безобидное создание.
Рельсы соединялись с рельсами, шпалы сменялись шпалами. Один раз охотникам попалась невысокая дверь с левой стороны. Прошли мимо. Затем несколько минут шагали вдоль тёмной платформы. Станция выглядела недоделанной и заброшенной. Аликс один раз споткнулась и чуть не упала. Нокс успел подать руку, и охотница не грохнулась. Благодарить и не подумала.
Путь до следующей станции оказался неблизкий. Движение сильно замедляли шпалы под ногами. Двигаться же по бокам мешали, с одной стороны, контактный рельс на уровне голени, а с другой – стена с кабелями и парапет. Аликс после того как чуть не упала, попробовала идти по рельсу, но вскоре не удержалась и потеряла равновесие. Сохорн стал реже оборачиваться. Нокс успокоился и шагал уверенно, будто всю жизнь по несколько раз на день ходил по этому туннелю. Лишь Бродмир сохранял осторожность и присматривался к всполохам на ментальном следе.
Всем охотникам начало казаться, что двигаются они уже целую вечность. Наконец показалась станция. Красными огнями светил остановившийся поезд. Тот самый, с «Новослободской», который не открыл двери. На краю перрона толпилось много людей. Они видели огненный шар, плывший перед охотниками. Половина из них были в чёрной форме с красными полосками и резиновыми дубинками в руках. Мелькали среди них и люди в беретах. Те и другие вглядывались в полуосвещённую глотку тоннеля. Полная женщина в расстёгнутой жилетке сотрудника метрополитена что-то оживлённо рассказывала по телефону.
– Аликс, колдуй на всех «Невидимость», – скомандовал Бродмир. – И убирай шары.
Охотница буркнула два заклинания. Первое растворило огненные шары, а второе сделало гостей из другого мира невидимыми. Когда они подошли к краю тоннеля и, казалось, выбрались из-под давящего, как рука великана, свода, вновь заголосила УКПТ. Справа от охотников заморгала красным лампа. Электронику заклинание не обмануло. Все стоявшие на перроне отпрянули, будто из подземного коридора ударил столб огня. Охотники опустились со шпал в межрельсовый лоток. Красные огни остановившегося на станции поезда напоминали глаза хищного зверя.
– Придётся взбираться, – глянул на впереди стоявший состав Нокс.
– Не придётся, выродок, – обернулась к нему Аликс.
Люди на платформе могли бы услышать их разговор. Заклинание невидимости на звук не распространялось. Но противное завывание УКПТ сделало своё дело. Несколько полицейских и работников метрополитена достали громоздкие фонари. Их мощные лучи били в туннель, пытаясь найти возмутителя спокойствия. Группа женщин, сотрудниц метро, перекрикивая сигнализацию, начали выдвигать версии, из-за чего сработала автоматика. Одна настаивала, что надо идти и смотреть. Вторая утверждала, что это упавшее в вентиляционную шахту животное: кошка или собака. Третья заговорила о призраках. Оборвал их один из полицейских. Сказал, что напряжение с контактного рельса вот-вот снимут. Тогда опер-группа обязательно найдёт хулиганов. Якобы приказ от начальства, так как на «Новослободской» четверо неустановленных лиц скрылось в туннеле.
Охотники смотрели снизу вверх на этих дикарей, даже не догадывавшихся, что те, кого они ловят – на расстоянии пары метров. Сохорн хитро улыбался. Ему понравилась идея с призраками, высказанная сотрудницей метрополитена. Создать при помощи заклинания безумные полутени, проблемы бы не составило. Но он поймал взгляд главного охотника и передумал развлекаться.
– Назад, – скомандовал Бродмир подчинённым.
Сохорн и Аликс незамедлительно отошли на пару шагов. Главный охотник колдовал редко. Но если он это делал, то рядом находиться не стоило. Нокс последовал примеру старших товарищей.
Бродмир не заставил себя долго ждать. Широко расставив ноги, он встал на рельсы. Запрокинул голову. Развёл руки и начал произносить длинное заклинание. Затем, не останавливаясь, посмотрел на поезд и сделал правой рукой движение, будто поднимал его. Ничего не произошло. Тогда он выставил перед собой обе руки ладонями вверх и сделал движение, будто подсунул их под состав. Произнёс ещё одно короткое слово, после чего медленно начал поднимать руки.
Ужасающий скрежет, помноженный на эхо, грозил разорвать барабанные перепонки. Огромная и невидимая сила оторвала состав и начала поднимать в воздух. Люди на платформе выпученными глазами смотрели на левитирующий метропоезд. Вскоре на уровне платформы показались колёса. А уже через несколько секунд состав крышей врезался в сводчатый потолок. Посыпалась каменная крошка. Места для прохода человека в полный рост оказалось мало. Бродмир произнёс ещё одно заклинание и сделал руками движение, будто сверлил потолок перфоратором.
Состав начало плющить. Полетели камни, посыпались стёкла, оторвавшиеся запчасти. Замолчала сирена УКПТ. Хотя за грохотом на станции её уже и так было не слышно. Туннель дохнул в спины охотникам холодным воздухом.
Одна из сотрудниц метрополитена грохнулась в обморок. Старик с надписью на спине «Эскалаторная служба» дрожавшей рукой перекрестился. Полицейские попятились к центру платформы. Подальше от творившейся чертовщины. Лишь несколько человек остались под прикрытием толстых колонн. Большинство стражей правопорядка и сотрудников подземки спешно покинули станцию. Один из оставшихся полицейских с раскрытым ртом наблюдал за парящим в воздухе многотонным составом. Вытянул руку и прикоснулся к колесу. Затем, словно оно было горячее, отскочил, но на середину зала не ушёл. Так и стоял на перроне.
– С ума сошёл, – посмотрела на него Аликс.
– Это точно, – улыбнулся Сохорн. Он лишь несколько раз в жизни видел, чтобы магия лишала кого-то разума. Обычно это происходило с ярыми материалистами.
Нокс зачарованно смотрел на состав, зависший над ним.
– За мной.
Главный охотник опустил руки, сошёл с рельсов. А после смело двинулся по ментальному следу над зависшим в воздухе и сплющенным составом.
– А он упадёт, когда мы уйдём? – тихо поинтересовался Нокс. Он шёл с задранной головой. – Или так и будет висеть?
Бродмир сконцентрировался на ментальном следе, а все внешние факторы предоставил помощникам. Сохорну и Аликс было плевать на вопросы новичка. Они сделали вид, что не расслышали.
Когда гости из другого мира вошли в освещённый тоннель между «Проспектом Мира» и «Комсомольской», вновь завыла УКПТ. Загорелась красная лампочка. Нокс обернулся. Из-за ближайшей колонны выглядывал испуганный служащий метро. Поезд по-прежнему висел под потолком, а полицейский на платформе осел на пол, но продолжал таращиться на состав.
– Шагай, – Сохорн подтолкнул новичка в спину.
Аликс прошла мимо и догнала главного охотника. Не дожидаясь приказа, наколдовала «огненные шары».
Второй тоннель прошли быстрее. По крайней мере, гостям из другого мира так показалось. Шпалы сменялись шпалами, а лампы лампами. Бродмир шагал вперёд с такой уверенностью, будто всю жизнь по несколько раз в день ходил по этому подземному тоннелю, и знал здесь каждый камешек, каждую трещинку. Нокс наблюдал за новыми коллегами со смешанным чувством восхищения и неприязни. Главный охотник внушал уважение. Спокойный, уравновешенный, сосредоточенный. Нокс чувствовал, что Бродмир никогда не обидит, лишних вопросов задавать не будет, но при этом всегда поможет. Таких начальников подчинённые любят и уважают. К Сохорну он испытывал отвращение. И даже не мог понять из-за чего именно. Несколько раз оглянулся, посмотрел на охотника в жёлтом галстуке. Длинные засаленные волосы, маленькие глазки. Ноксу было страшно представлять внутренний мир этого человека. То, что творилось в его душе и сердце, было чернее ночи, злее бешеной собаки, бессердечнее неизлечимой болезни. Заглядывать вглубь этого человека новенькому охотнику не хотелось. Противоречивые чувства вызывала Аликс. Нокс смотрел ей в спину. Взгляд сам собой спускался ниже. Девушка была так красива. Однако он чувствовал, что её сердце ещё хуже, чем у Сохорна. В невероятно красивую оболочку заперта жестокая, циничная и бесчеловечная сущность.
Тоннель закончился неожиданно. Ещё мгновение назад они шли в полутьме, шагая со шпалы на шпалу, и вот уже стояли у выхода, а слух разрывала сигнализация УКПТ. Аликс снова, не дожидаясь приказа, наколдовала «Невидимость». В нескольких метрах впереди, на станции, застыл обесточенный состав. На платформе их ждали люди – полицейские и сотрудники метро. Самым плохим стало то, что ментальный след снова вёл через состав. Бродмир остановился на последней шпале в нерешительности. Опять поднимать поезд в воздух?!
Он обернулся к подчинённым и жестами приказал отойти. Все действия главный охотник повторил, как и в прошлый раз. Сделал вид, что подсунул руки под состав и медленно поднял его вверх. Раздался скрежет гнувшегося металла и тугой скрип железа по бетону. Тяжёлым эхо раскатился по тоннелям и переходам подземного города грохот отвалившейся штукатурки, которая целыми пластами сыпалась с потолка. Вновь на станции началось невообразимое – люди побежали к эскалаторам. Многие даже не оглядывались.
Главный охотник двинулся под составом. Остальные последовали за ним. Нокс лишь пару раз бросил взгляд на зависший над ним поезд. Когда невероятное повторяется второй раз, то становится обыденным.
– Здесь они сошли, – остановился Бродмир под третьим вагоном.
Первым на платформу забрался Нокс. Для чего ему пришлось встать на жёлтый контактный рельс. Электричество к тому моменту уже выключили, иначе гостям из другого мира пришлось бы снова познакомиться с «дикой магией». Новенький подал руку Бродмиру. Хотел подать Аликс, но та отмахнулась от молодого охотника, как от мухи. Сохорн тоже отказался от помощи, так при этом скривившись, словно ему предлагали совершить самый добрый поступок всех времён и народов.
Через подземные переходы охотники прошли на вокзал. Огромного труда и сил стоило им ни с кем не столкнуться. Перед самым выходом на поверхность, когда они едва смогли разминуться с грузным мужчиной, Бродмир скомандовал:
– Убирай «Невидимку». Пойдём в открытую.
Запах, да и общий вид вокзала произвёл на охотников гнетущее впечатление. Слишком много там было народа. Слишком много вони, голосов, подозрительных личностей, агрессии и страха, душевных мук и тоски. Ментальный след отвёл их в здание, где люди стояли в очередь к окошкам.
Бродмир повернулся к охотнице.
– Раскидай их, – махнул рукой на очередь.
– А может ещё и по головке каждого погладить? – съехидничала подчинённая.
– Надо будет, и по головке погладишь! – рыкнул Бродмир. – Выполнять!
Аликс прошептала заклинание «Топь». Подняла руки и пошевелила пальцами. Пол под ногами у очереди превратился в болото. Люди моментально провалились по пояс. Поднялся дикий крик. Каждый из тонувших пытался оттолкнуться от соседа, залезть на ближнего, чтобы выбраться. Но трясина тащила всё глубже и глубже. Подбегали другие люди, кидали сумки, пытались вытащить утопающих. Несколько «спасателей» и сами угодили в трясину. Много нашлось гоминидов, которые снимали происходившее на камеры. Уже через две минуты болото в центре Москвы поглотило последнего из бывшей очереди к окошку. Женщина по ту сторону стекла привстала и пыталась рассмотреть, куда все делись. Из дальнего конца зала уже спешила группа охранников.
Главный охотник подошёл к окошку. Попытался определить по ментальному следу, что здесь делали беглецы. Однако в этот раз этого сделать не получилось. Слишком эмоциональная зона. Так бывало в тех местах скопления людей, где решались судьбы.
– Здесь была девушка с парнем, – гость из другого мира посмотрел на пообедавшую сотрудницу РЖД. – Где они?
– Купили билеты и ушли, – полноватая блондинка сразу поняла о ком речь.
– Куда ушли? – продолжал допытываться главный охотник.
– На поезд.
– Понятно, – Бродмир поджал нижнюю губу. Что такое поезд он даже не догадывался. – В расход, – приказал он подчинённым.
Сохорн ждал этой команды. Произнёс длинное заклинание. С кассиршей ничего не произошло. На первый взгляд. А на деле её желудок навсегда перестал работать.
Сквозь собравшуюся полукругом толпу, наконец, пробилась охрана вокзала, а вместе с ними и двое представителей органов правопорядка.
– Никому не расходиться, – громко крикнул сотрудник ЧОПа, пересмотревший множество иностранных фильмов. В России эти слова, конечно же, вызвали прямо противоположную реакцию. Толпа, как по команде, сделала шаг назад. Большинство потянулись к выходу.
Полицейские намётанным взглядом сразу вычислили, кого следует задерживать. И Аликс это поняла. Произнесла заклинание «Одеревенение». Все, кто не успел покинуть зал, превратились в деревянные статуи.
Охотники двинулись по ментальному следу к поездам. На вокзале, тем временем, поднимался хаос. Как тараканы из-под обоев появились полицейские. Несколько людей уже искали украденный багаж. Маргинальные личности вдвойне активнее прощупывали карманы уезжающих. Гости из другого мира прошли к первому пути, где час назад стоял состав на Ростов. Рельсы пустовали.
– Здесь вероятно стоял такой же… – указал Бродмир на соседний путь, где ожидал пассажиров длинный ряд серо-красных вагонов.
– Тогда пойдём, – посмотрел вдаль Сохорн. – Нам же не впервой бродить вдоль этих двух железок, – указал на рельсы.
– Мне надоело, – тоном капризной девицы произнесла Аликс.
Нокс смотрел на уходившие вдаль пути. Зелёный манёвренный тепловоз тащил новую порцию вагонов.
– Там едет что-то, – указал новенький.
Бродмир осмотрелся. Неподалёку стояла семья из полных родителей и непомерно толстой девочки.
– Далеко ведут эти? – указал он на железную дорогу, даже не зная, как её назвать. Но семья и так поняла, о чём спрашивал незнакомец.
Ребёнок настороженно посмотрела на седого дядьку в военной форме. Дама усмехнулась, приняла сказанное за шутку. Лишь глава семьи понял, что компания перед ним донельзя необычная.
– Далеко, – с самым серьёзным лицом ответил он. Хотелось спросить «А куда надо?», но сдержался и вместо этого добавил. – Даже на другой край света уехать можно при желании.
Бродмир чувствовал, что спросил глупость, и внятного ответа на неё нет. Призадумался, как бы узнать поподробнее, но при этом не выглядеть сумасшедшим.
В этот момент Нокс ляпнул:
– А если наш путь лежит вдоль этих двух железок, – указал на рельсы. – То как нам лучше идти? По ним или рядом?
Семья уставилась на него круглыми глазами. Затем девочка часто-часто заморгала. Женщина усмехнулась.
– Я думаю лучше рядом идти, – мужчина посмотрел на охотников, как на пришельцев с другой планеты. Схватил жену с дочерью за руки и поволок дальше по перрону.
– Что-то мне здесь не нравиться, – высказал общую мысль Сохорн.
Аликс отвесила Ноксу подзатыльник со словами:
– Ещё раз пасть раскроешь, выродок, и я тебя свои же кишки сожрать заставлю. Понял?
Новенький охотник посмотрел на неё исподлобья. Промолчал.
– Мне одному кажется, что у нас проблемы? – Сохорн ни к кому конкретно не обращался.
– Нет, – ответила Аликс. – Не тебе одному.
– Так, если рассуждать логически… – посмотрел на подчинённых Бродмир. – То этот путь может вести куда угодно. Нам нужен кто-то местный.
– Но мы же только что шли по таким же путям. И не вели они куда угодно! – вмешался Нокс. Поймал красноречивый взгляд Аликс и поспешно умолк. На всякий случай даже сделал от неё шаг в сторону.
Тепловоз, тем временем, притащил по первому пути новый состав. «Нальчик» –значилось на электронном табло, возле платформы. Громко пшикнув, локомотив остановился. Из кабины показался машинист, посмотрел вперёд, назад. На перрон начали приходить люди с сумками, большими и не очень.
– Аликс, – скомандовал Бродмир. – Включай обаяние и найди нам информацию.
– Вдруг что надо сделать, значит Аликс! – недовольно пробормотала охотница. – Вон, взял в команду новенького… он болтливый… пускай…
– Я не оговариваться приказал! А делать! – повысил голос главный охотник.
Аликс оглянулась и сразу же нашла жертву. Чуть поодаль ожидала своего поезда пара молодых людей. Худой парень в синих джинсах и коротковатой майке, а с ним малорослая шатенка в джинсовом комбинезоне. Дети таких дразнят колобками.
– Подскажите, пожалуйста, – охотница мило улыбнулась парню. – А вот на этом, – указала на состав возле перрона. – Куда можно попасть?
– В Нальчик, – неприязненно ответила шатенка. – Пойдём, – безуспешно потянула за руку подзависшего спутника.
Из громкоговорителя полился женский голос. Из-за сильного эхо охотники не разобрали ни слова.
– Вот, только что объявили посадку на него, – сказал парень, продолжая таращиться на Аликс.
Его подруга тщетно пыталась сдвинуть любимого с места. Остальные охотники, стоявшие в десятке шагов, наблюдали за этой картиной. Нокс улыбался. Сохорн и Бродмир привыкли к такому зрелищу.
– А ещё куда-то можно попасть, если пойти вдоль этих железок, – мило улыбнулась Аликс.
– Ну-у-у… – призадумался парень. – Вообще-то много куда. В Казань отсюда поезда идут, в…
– Тебе чего надо? – с вызовом произнесла его подруга. – Иди своей дорогой, курица!
И она приложила все усилия, чтобы утащить своего мужчину прочь.
Глаза охотницы почернели. На секунду гостья из другого мира замешкалась, не зная, как именно наказать хамку. Наконец произнесла длинное заклинание «Парализации». Шатенка взвизгнула и мешком свалилась на землю. Единственное, что ей оставила Аликс – моргать глазами.
– По-моему ты недостаточно жестоко с ней поступила, – прокомментировал Сохорн, когда коллега подошла обратно.
Ноксу хотелось высказать противоположную точку зрения, но он поймал взгляд охотницы и промолчал.
– Информации нет, – догадался Бродмир. – Ладно. Мне кажется, что вот этот человек нам точно поможет. Как думаете?
Охотники проследили за взглядом старшего группы. Машинист тепловоза, высунувшись в окошко, беззаботно курил. Знал бы, к чему приведёт эта привычка, бросил бы ещё лет десять назад.
 

 

1  ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8