***
 
Илья положил телефон в карман. Ангелина от разговора так и не проснулась. Её крепко усыпил такой родной и такой позабытый стук колёс по рельсам. Из коридора несколько раз донёсся голос проводника. Илья разглядывал днище верхней койки и пытался понять, что бы мог значить звонок Жени. Поезд двигался быстро. Мелькали посёлки, огороженные территории, подмосковные городки. Илья с ужасом осознал, что завтра на работу, а он уезжает из Москвы.
Глаза начали слипаться. Он недолго боролся с морфеем, затем сдался. Снилось, что бежал сквозь склады. Коробки были наставлены одна на другую до самого потолка. Между ними были узкие проходы. Он бежал сквозь огромный лабиринт, а за ним гнались охотники. Вот он почувствовал, что его догоняют. Хотел побежать быстрее, но коробки впереди упали, загораживая проход. Сердце учащённо забилось. Из-за угла появился седовласый мужчина в военной форме без знаков различия. Он хитро улыбнулся…
Поезд дёрнулся и начал тормозить. Илья слетел на пол, чуть не ударился головой о ножку столика. В соседнем купе что-то грохнуло в стенку. Послышался свист, раздался скрип. Бухнули вагонные сцепки. Затем по округе разнёсся глухой удар. Поезд слегка качнуло. Состав двигался по инерции мимо лесопосадки.
Илья вскочил. Лина хлопала заспанными глазами. В коридоре послышались раздражённые голоса. Локомотив постепенно останавливался. Окна поравнялись с нерегулируемым переездом. От увиденного Лину затошнило. Она закрыла рот рукой и отвернулась. Илья тоже почувствовал ком в желудке.
Водитель междугороднего автобуса попытался проскочить перед поездом. Автобус разорвало надвое. Переднюю часть поезд разметал по запчастям. Задняя осталась на дороге. Внутри неё было много крови. На сидении, прямо перед местом разрыва, сидела женщина. Её ноги оторвало, из обрубков хлестала кровь. На асфальте лежала чья-то голова. По проходу пьяной походкой пробиралась девушка. В её щеке застрял кусок стекла.
Поезд протащило ещё немного перед тем, как он, наконец, остановился.
– Пойдём, – сказал Илья. – Нам здесь делать нечего. Вряд ли он вскоре снова двинется в путь.
В коридоре уже яблоку негде было упасть. Народ повываливал из купе. Проводник схватил аптечку и первым бросился к остаткам автобуса. В распахнутую дверь вышли и остальные пассажиры.
Илья с Линой спрыгнули на насыпь. Пахло разогретым металлом и бензином. По округе валялись части автобуса и фрагменты тел пассажиров, которым не посчастливилось ехать в передней части.
– Пойдём отсюда, – Ангелина потянула к дороге, которая виднелась сквозь деревья. – Попробуем машину поймать.
Когда соскочили с насыпи, сбоку что-то грохнуло. Раздался скрежет. В толпе вывалившей из поезда, кто-то ойкнул.
Илья обернулся в поисках источника шума. Глаза уцепились за серо-красный тепловоз.
 
***
 
Охотники соскочили с накренившегося тепловоза. Ментальный след Бродмиру больше не требовался. Среди множества народа, толпившегося возле остановившегося состава, он разглядел беглецов. Видел, как преступники припустили к лесопосадке.
Главный охотник закрыл глаза и сосредоточился. Проговорил длинное заклинание «Удержания». Затем перемахнул через низкие перила тепловоза. Ноги заскользили по щебёнке и он чуть не упал на пятую точку. Аликс спустилась по лесенке. Соскочили и Сохорн с Ноксом.
– За мной! – скомандовал Бродмир.
Лёгкой трусцой он побежал к посадке. Остальные охотники не отставали. Люди не обращали на них внимания, суетились возле местного примитивного устройства, внутри которого было много крови, и слышались крики. Лишь некоторые таращились на тепловоз. Они видели, что тот в прямом смысле слова прилетел.
 
***
 
Илья хотел побежать, но его ноги словно кто-то держал. Он посмотрел вниз. Сочная зелёная трава оплела стопы. Он попытался вырваться, но трава держала крепко. Рядом Лина пыталась высвободиться из такой же ловушки.
Накатило отчаяние. Дико захотелось жить. Он ещё раз, изо всех сил дёрнулся…
– Добегались, мрази? – услышал он мелодичный женский голос.
Охотники встали полукругом. Бродмир застыл с каменным выражением на лице. Сохорн предвкушающее улыбался. Аликс смотрела исподлобья.
– Слушайте, давайте договоримся! – предпринял попытку Илья. – Чего вы хотите?
Охотники переглянулись.
– Вы нарушили законы Рая, – глухо произнёс Бродмир. – Нам не о чем договариваться.
 
***
 
Балтика смотрел в окно на проносившиеся мимо одно- и двухэтажные коттеджи. Во многих дворах стояли недешёвые машины. Москвичи разъехались на выходные по дачам. Женя тоже смотрел в окно, но ничего не замечал. Думал о том, как избавиться от нежелательной компании. Коттеджи сменились лесопосадкой. Навстречу проносились автомобили.
Санёк мчал очень быстро. Иногда скорость поднималась до двухсот пятидесяти. Он выжимал из бронированного автомобиля даже больше максимума. С грустью думал, что после такой поездки придётся проводить капиталку двигателя. В машине скорость почти не чувствовалась. Лишь когда джип совершал резкие манёвры по перестроению, Евгения кидало в разные стороны. В лобовое стекло он старался не смотреть. Там картинки менялись настолько быстро, что в паху всё сжималось. Особенно когда мчались по встречной полосе.
Как избавиться от этой донельзя неприятной кампании Женя не представлял. Если бы пистолет остался под ногами он бы его точно использовал. Но как только выехали за пределы МКАДа, Балтика подобрал оружие и засунул в карман плаща. За всю дорогу он не произнёс ни слова. С умиротворённым лицом глядел в окно. Будто ехали они в театр, по пустому шоссе, со скоростью сорок километров в час. Женя несколько раз пытался с ним заговорить. Открывал рот, но, не зная, что сказать, замолкал. Ему не верилось, будто всё это происходит сейчас, когда у него много денег и возможностей. Вся ситуация напоминала бредовую.
Евгений всерьёз ожидал, что вот-вот проснётся с тяжёлого похмелья, а вокруг нет никакой магии и никаких лиц с уголовным прошлым и настоящим. Даже морально приготовился к тому, что на душе заскребут кошки от того, что мечта о несметных богатствах оказалась сном.
Однако реальность оставалась реальностью. Машина мчалась, а уголовник в кожаном плаще сидел рядом.
– Подъезжаем, – сказал водитель. – Дальше что?
Балтика достал телефон и набрал последний номер.
– Алло. Да. Где они? Какие ещё координаты скинешь?! Говори, где они! Сейчас, – сунул мобильник Саньку. – На поговори, он тебе объяснит, куда ехать.
Санёк убрал ногу с педали газа, немного притормозил. Затем взял телефон из рук вора.
– Алло, – буркнул водитель, а затем около минуты выслушивал куда ехать. – Понятно. Гудбай, – отключил вызов и вернул телефон Балтике. – Через три минуты будем, – выдал заключение и вновь вжал акселератор в пол. Машина скакнула вперёд с резвостью антилопы.
Женя посмотрел в зеркало заднего вида на сосредоточенное лицо самоуверенного водителя. Ему хотелось сказать или сделать что-нибудь обидное в адрес этого человека, но боялся.
Бронированная машина обогнала несколько легковушек и фуру. На перекрёстке свернула влево. Немного за переездом остановился пассажирский поезд. Неподалёку, завалившись на ЛЭП, находился тепловоз. Виднелись остатки развороченного составом автобуса.
– Вон они, – указал Женя на группу людей возле насыпи.
– Тормози, – приказал Балтика.
Санёк взял вправо и выехал на обочину.
– Жди здесь, – дал указания Балтика и открыл дверь. – И за этим следи, – кивнул на пассажира. – Дёрнется, осади.
Санёк и Женя видели, как Балтика направился к группе людей напротив остановившегося поезда. Когда до них оставалось метров десять, вынул из кармана плаща пистолет.
 
***
 
Сохорн, не дожидаясь приказа, забормотал длинное заклинание «Каменной крошки», которое должно было медленно перетереть врагов Рая в пыль. Никто его не собирался останавливать. Бродмир закрыл глаза, чтобы не видеть кровавое месиво, в которое превратятся тела преступников. Аликс наоборот приготовилась к развлечению. Нокс, ещё не зная, что его ждёт, смотрел во все глаза.
В этот момент позади охотников появилась фигура в кожаном плаще. На пальцах набиты перстни, в руке пистолет.
– Повернулись все, – сказал Балтика.
Сохорн прервал заклинание. Недоумённо посмотрел на Аликс, затем на Бродмира. Лица остальных охотников выражали то же самое чувство. Настолько дикого мира они ещё не видели.
Никто из них даже не стал ничего колдовать. Все повернулись посмотреть, кто же им смеет указывать.
Незнакомец держал чёрный предмет, зажатый в руке. Такой же, каким пытался воспользоваться страж правопорядка, когда гости из Рая похищали тепловоз.
Главный охотник рассмотрел пистолет. На многих планетах использовали оружие, но такой конструкции Бродмир ещё не видел. Стреляло оно явно не при помощи мускульной силы, как лук. Вероятно, являлось местным аналогом арбалета. Аликс на всякий случай произнесла простое и короткое, но эффективное заклинание «Воздушного щита» пятого уровня. По округе разнёсся оглушающий, но при этом сухой щелчок. Ещё до того, как звук замер в далёких ветвях, Сохорн завалился на спину. На его белой рубашке расползалось кровавое пятно. Свинячьи глазки уставились в голубое небо. Запахло кровью и порохом.
– Молчать, – скомандовал Балтика. – Если кто-то из вас шевельнёт губами, перестреляю, как шакалов!
– Я поставила преграду! Успела поставить! – Аликс расширенными глазами смотрела на труп коллеги. В её сознании рушилось нерушимое. Магия была всемогущая. Она не могла подвести.
Возле её уха свистнуло. Грохнул выстрел. Снова «Воздушный щит» не удержал пулю.
– Я сказал заткнуться! – проскрежетал вор. – В следующий раз я не промахнусь!
– Недооценили вы, маги чертовы, силу огнестрельного оружия, – мысленно Илья ругал себя за то, что не воплотил в жизнь свою догадку. Не пришлось бы тогда бегать от этих инопланетян. – Потому сейчас вам самое время убраться туда, откуда вы пришли и навсегда забыть об этой планете.
Лина внимательно посмотрела на Балтику. Её не столько испугало появление охотников, сколько этого странного человека, появившегося с оружием непонятно откуда. Из-под плаща на кисти рук выползали татуировки. Да и плащ, собственно, в такую погоду смотрелся как плазменный телевизор на картофельной грядке. Заострённые скулы, впалые щёки, дряблая кожа, седые волосы ёжиком, и что-то хитрое и злое в лице, чего не могли скрыть даже солнцезащитные очки.
Возле поезда послышались крики. Многие услышали выстрелы. Увидели потасовку возле насыпи. Народ забирался в вагоны и таращился через стёкла.
Охотники застыли, словно каменные изваяния. Бродмир впервые в жизни  не знал, что делать. Из охотника он превратился в дичь. Пошатнулась и его вера в магию. В рабочих вопросах он доверял Аликс. Если та говорила, что успела поставить блок, значит успела. Оружие в руках неизвестного человека в плаще оказалось сильнее всемогущей магии.
– Хорошо, мы уйдём, – произнёс Бродмир. – Прямо сейчас…
– Пасть закрыл! – оборвал его Балтика. – Никуда вы не уйдёте! Следующий, кто откроет жральник, получит туда пулю!
Вор хищно улыбнулся. В кронах деревьев слабый, словно дыхание младенца, ветерок колыхал листья. Невдалеке зачирикала птичка.
– Пошли! – Балтика пистолетом махнул в сторону машины. – Увижу, что кто-то из вас шевелит губами, пристрелю, как паскуду последнюю, – ещё раз напомнил он. – Понятно?
На молодых людей уголовный авторитет не обращал внимания, словно их и не существовало на планете Земля.
Повисла тишина. Балтика глядел на охотников. Илья с Линой тоже смотрели на гостей из Рая. Аликс и Нокс скрестили вопросительные взгляды на Бродмире.
Округу вновь разорвал сухой щелчок. Пуля впилась под ноги главному охотнику.
– Я неясно выразился, шакалы? – проскрежетал вор. – Пошли!
Бродмир первый подчинился приказу аборигена. Следом двинулся Нокс. Аликс остановила взгляд на человеке в кожаном плаще.
– Чего вылупилась, шалава? И не таким за щёку совал. Пошла! – Балтика подскочил и сильно толкнул её в затылок. Не переодень Аликс балетки ещё в метро, то сейчас бы точно полетела кубарем.
– Я тебе это припомню! – прошипела она.
– Договоришься, шаболда, что братве тебя отдам, – пообещал вор.
 
***
 
Человек в коричневом балахоне забрался по лесенке на заднюю переходную площадку тепловоза. Прошёл в кабину. Увидев покалеченного человека, удручённо вздохнул. Васян безразлично посмотрел на странного гостя. Сохорн и Аликс, как всегда, в своём репертуаре. Только эти охотники позволяли себе так издеваться над людьми.
Человек в коричневом балахоне хотел бы помочь, но магия не всесильна и не сможет вернуть человека к полноценной жизни. Он мог лишь прекратить мучения этого ни в чём неповинного аборигена. Он пробормотал заклинание и сердце Васяна остановилось.
 
***
 
Балтика неотрывно наблюдал за охотниками. Держал на мушке. У Санька так и вертелось на языке несколько десятков вопросов, но задавать их он, пока, опасался.
Нокс с улыбкой глядел в окно на проносившиеся деревья, дома, машины. Бродмир равнодушно переводил взгляд с предмета на предмет. А вот Аликс, прищурившись, неотрывно смотрела в чёрные очки воровского авторитета. Так её ещё никто не оскорблял. Теперь она размышляла, каким заклинанием наказать зарвавшегося аборигена, чтобы тот дольше мучился.
Мчались быстро. Поэтому уже через два часа подъезжали к четырёхэтажному кирпичному дому, стилизованному под средневековый замок. Мрачный амбал вышел на встречу. Едва заметно кивнул хозяину дома. Лениво нажал кнопку на пульте управления. Стальные ворота медленно поползли вверх. Балтика приоткрыл окно.
– Всё спокойно, Могила? – авторитет лишь на мгновение отвёл взгляд от охотников.
– Тишина, – настолько мрачно отозвался охранник, будто охранял дом с привидениями.
Когда машина наполовину скрылась в воротах, Балтика приказал:
– Останови.
Санёк так резко вдавил педаль тормоза, будто от этого зависела чья-то жизнь.
– Выходи, – скомандовал вор.
Водитель щёлкнул кнопкой центрального замка. Женя послушно выбрался из автомобиля. Поймал равнодушный взгляд Бродмира. Чёрные глаза Аликс сверкнули. Нокс смотрел в противоположную сторону, на бегавшую поодаль собаку. «Гелик» въехал во двор и ворота поползли вниз. Когда они окончательно опустились, Могила произнёс:
– Проваливай.
Инструкций по нежелательному пассажиру от бугра не поступало. А просто так Могила не убивал. Из принципа.
Евгения дважды просить не пришлось. На заплетающихся ногах он потрусил в сторону трассы. Несколько раз оглянулся. Почему-то казалось, что его хотят использовать как живую мишень. Но среди посёлка это было бы глупостью. Обернувшись ещё раз, он увидел, что охранник вошёл на подворье.
Санёк остановил машину возле крыльца. Из дома тут же появился дворецкий – Стьюи, низкорослый и головастый малый. В его обязанности входило постоянное поддержание дома в жилом виде.
– Сгоняй в этот… – замялся Балтика. – Взрослый магазин… секс… магазин для взрослых…
– Секс-шоп? – попытался угадать водитель.
– Да. В секс-шоп. Возьми браслеты, только нормальные, и кляпы. На всех, – вор кивнул на пассажиров заднего сидения.
– Понял, – Саньку хотелось прыснуть, но невероятным усилием воли он сдержался. Бугор удивлял его всё больше и больше. Суматошная поездка в Рязань, после встречи с долговязым нариком. Поимка возле остановившегося после аварии поезда каких-то странных личностей. По дороге босс вёл себя и вовсе противоестественно – беспрерывно наблюдал за пассажирами. Со стволом наперевес. Словно подозрительная троица могла одним словом убить. И теперь приказ раздобыть наручники и кляпы. Не беда, если бы эти «украшения» предназначалось для брюнетки. Но что Балтика собирался делать с седым и пацаном? Санёк старался закрывать глаза на отчебучивания бугра. Списывал на возраст. Но теперь… Он-то не расскажет. У Могилы погоняло не с потолка взято. А вот Стьюи доверия нет. Молодые волки и так уже точат зуб на Балтику за его дела. А стоит им узнать о новых сексуальных пристрастиях авторитета, как того моментально пустят в расход. Свято место пусто не бывает, за него сражаться надо.
Под дулом пистолета пассажиры покинули машину. Санёк пронаблюдал, как ошарашенный Стьюи помогает боссу провести «гостей» в дом. Потом развернулся и подъехал к воротам.
– Надолго прибыли? – бросил Могила, пока стальные створки ползли вверх.
–  До конца, – ляпнул Санёк первое, что пришло в голову, даже не догадываясь о пророческом смысле слов. И по своей привычке продолжил, – Тут на дорогах вообще ботва какая-то! Машин дохера, все куда-то несутся… Такое чувство, что с ума посходили. На Рязанском четыре фуры столкнулись и водителей нет! Сбежали! Проезжали, там мусора крутятся…
Ворота, тем временем, поднялись.
– Пошёл, – Могила хлопнул по капоту. Он прекрасно знал, что личный водитель Балтики может часами трепаться ни о чём, если его не «вытолкнуть» со двора.
Евгения Санёк догнал через несколько минут. Вначале хотел сбить, потом пришёл к выводу, что это не самая удачная идея. Он прибавил газу и пронёсся рядом с долговязым парнем, чем сильно того напугал. Евгений скакнул в бок, споткнулся о валявшееся на обочине бревно и грохнулся в никогда не пересыхающую лужу. Тут же вскочил и выбежал на дорогу.
– Урод! – крикнул вслед серебристой машине. И для чего-то погрозил кулаком. – Ну, я тебе устрою! – злорадно предвкушал он, как вернётся, наколдует очень много денег, а потом наймёт серьёзных людей и разнесёт весь этот посёлок на мелкие камешки.
 
***
 
Балтика приказал гостям сесть в просторной гостиной на диван. В центре опустился Бродмир, по краям остальные охотники. Стьюи хвостиком ходил за хозяином дома. Он ещё ничего не понимал, но уже предвкушал развлечение.
– Звони Потапу, – бросил авторитет. – Мне нужна сыворотка правды.
У Стьюи глаза на лоб полезли. Будь перед ним кто другой, то дворецкий непременно бы спросил: «Ты белены объелся, баклан?». Но сказать такое Балтике – гарантированная смерть. Он неуверенно полез в карман за мобильником.
– Ты чего копошишься? – хозяин особняка посмотрел на него поверх очков.
Стьюи видел странное поведение бугра. Он держал на мушке трёх приведённых людей с такой тщательностью, будто те могли одним словом разметать весь дом по кирпичикам.
– Ага… щас… уже… – Дворецкий нашёл необходимый номер и вызвал абонента.
Спустя несколько гудков трубку подняли.
– Да я. – Отозвался Стьюи. – Привет. Здесь такое дело… – он даже не знал, как выговорить просьбу бугра. Конечно, Потап последние пару лет сидел на наркотическом трафике, но такой вещи у него могло и не быть. Причём с большой долей вероятности. – Сыворотка правды нужна. Чего? Нет, трезвый. Внатуре трезвый. Нет не мне. Балтике. Чего? А-а-а… Понял.
– Что он говорит? – авторитет мельком посмотрел на дворецкого.
– Что нету такой бодяги и вообще откуда ей быть, если…
– Пусть ищет, – рыкнул Балтика. – Из-под земли пусть достаёт. Мне. Сегодня. Нужна. Сыворотка. Правды.
Стьюи почувствовал, как похолодели его ладони. Он никогда не видел бугра таким бешеным.
– Понял? – сказал он, догадываясь, что на том конце всё расслышали.
 «Да» – ответил Потап, после чего связь разъединилась. Дворецкий убрал телефон в карман. Почесал затылок.
– Стул мне принеси, – скомандовал Балтика.
Стьюи поспешил выполнить приказание. Когда Александр присел, ему показалось, что губы охотницы шевельнулись. Прогремел выстрел. Вор хотел пристрелить черноволосую, но рука дрогнула. Пуля срезала ей локон и вонзилась в стену.
Аликс побледнела. Её глаза налились тьмой.
– Я сказал молчать, – спокойно, будто ничего и не произошло, произнёс Балтика. – Или что-то непонятно в моих словах.
У Бродмира так и вертелось на языке, что абориген совершает самую большую в жизни ошибку. Если он убьёт охотников, то его ждут невероятные пытки, в течение которых люди частенько сходят с ума от всепоглощающей боли.
Балтика по глазам увидел, что главный в этой компании желает что-то сказать.
– Хочешь мне поугрожать? – вор направил оружие на него. – Вижу, хочешь. Мол, придёт твоя бригада, и уроет меня? По глазам вижу, угадал. Как придут, так и уйдут, – улыбнулся авторитет. – Я не из тех, кто чего-то боится. Понял меня?
Бродмир промолчал. Спорить бесполезно.
Ждать Санька пришлось долго. Час или полтора. Наконец тот приехал. В руках бело-розовые коробки с полуодетыми женщинами.
– В седьмом магазине только нашёл! – с порога начал водитель. – Там краля такая была… норм вообще. Так игриво на меня косилась, когда я это всё скупал. Точно сучка нашла работу по увлечениям. По дороге сюда, на Рязанке видел Шульмана. У него новый мерин. Белый…
– Надевай, – Балтика прервал словесный понос подчинённого. – Начинай с неё. Не нравятся мне её моргалы.
Аликс и действительно подозрительно косилась на принесённые игрушки. Она ещё не понимала смысла этих устройств, но уже догадывалась, что ничего хорошего ждать не придётся. Бродмир внешне оставался абсолютно спокойным. Будто всё идёт так, как и задумано. Лишь Нокс сидел, словно на раскалённой сковороде. К нему начало приходить осознание сумасшедшего в своей невероятности факта: охотников взяли в плен.
Балтика встал так, чтобы при стрельбе не попасть в Санька. Водитель заломил руки охотницы, нацепил браслеты.
– Пасть открыла! – надавил он ей пальцами одной руки на основание челюстей. Офигевшая от такой бесцеремонности Аликс разжала зубы. В тот же миг Санёк впихнул ей кляп. Гостья из другого мира попыталась отстраниться, но водитель схватил её за волосы и не дал этого сделать. Застегнув ремешки кляпа, он толкнул пленницу на диван. Аликс завалилась на бок.
– Теперь этого, – Балтика навёл пистолет на седовласого мужчину в военной форме.
Бродмир видел, что это конец. Если дать застегнуть себе рот и руки, самостоятельно из этого мира они уже не выберутся. Да только эти дикари не знали одного простого факта. Пока не убит враг Рая за ним будут охотиться. Новым охотникам придётся разузнать, что стало с предыдущей группой. Конечно, это заточение грозило падением репутации. Но деваться некуда. Лучше быть с подмоченным именем, но живым. Главный охотник дал свести себе руки за спиной. Щёлкнули наручники. Затем Санёк вставил кляп.
Балтика, как и любой уголовник, был хорошим психологом. Он сразу увидел, что Нокс опасности не представляет. Но люди иногда способны поражать и удивлять. Когда водитель хотел защёлкнуть последнему из охотников браслеты, Нокс его оттолкнул и резво прыгнул к Балтике. Схватился за пистолет. Бахнул выстрел. Пуля вонзилась в стену. Авторитет точным и коротким ударом в челюсть повалил гостя из другого мира. Новенький охотник попытался вскочить.
– Да ты охренел, пельмень?! – подскочивший Санёк заломил ему руки. Сильно ткнул лицом в пол. Нокс заскулил от боли, на глаза навернулись слёзы. Будь на его месте другие охотники, они бы непременно воспользовались моментом. В это время аборигены не видели его губ, появился шанс произнести смертоносное заклинание.
Нокс таких, к сожалению, узнать не успел.
В гостиную ворвался Стьюи с «Макаровым» в руках. Быстро оценил обстановку и спрятал оружие за пояс. Однако покидать помещение не спешил. Санёк надел кляп на последнего из пленников. Поднял того, как котёнка, за шкирку. Толкнул на диван. Нокс снова больно ударился носом. На этот раз о плечо главного охотника.
– С гнильцой фраерок, – Санёк потёр ладони друг о друга. – Что теперь?
– Ждём, – Балтика бросил пистолет на книжный столик. Устало опустился на стул. Последние несколько часов сильно его утомили. Возраст неукоснительно брал своё и с каждым годом всё больше и больше ставил на проценты.
– А что это вообще за люди? – осмелился поинтересоваться дворецкий.
– Не твоего ума дело, – Балтика по очереди посмотрел в глаза всем охотникам. – Ляпнешь кому-нибудь о том, что видел… хоть полслова, хоть кому-нибудь из братвы… Можешь заказывать себе гроб.
Стьюи нервно сглотнул. Бугор угрозы на ветер не кидал.
 
***
 
Сохорн чувствовал чьи-то липкие и неприятные прикосновения. Ему хотелось отодвинуться, чтобы не трогали, но он не мог пошевелить даже пальцем. Чья-то горячая ладонь легла на щёку.
– Вставай, – прошептали в ухо.
Охотнику хотелось ответить, чтобы от него отстали. Сон манил в свои объятья.
– Вставай, я вижу тебя, – снова прошептали в ухо.
– Да кто ты вообще такой?! – Сохорн распахнул веки.
Над ним возвышалась ящероподобная тварь с тёмно-зелёной кожей и большим гребнем на голове.
– Вставай, – прошипела тварь. – Я вижу тебя.
Сохорн нервно сглотнул. Гадать, куда попал – он боялся. С трудом поднялся. Ящер подхватил тщедушное человеческое тело и швырнул вверх.
Мир перед глазами охотника завертелся со страшной силой. Мелькали: огни, лица, города, планеты. Вскоре затошнило. А скорость вращения всё не падала. Сохорн куда-то летел.
– Вставай, – прошептали в ухо. – Я вижу тебя.
Сохорн распахнул глаза. Над ним стояла обнажённая Аликс. Её кожа местами слезла. Гнилая плоть источала смрад. Из носа выбрался червяк, перебрался в приоткрытый рот.
– Я вижу тебя, – прошептала Аликс.
– Отлично… – тихо произнёс охотник. – Что с тобой? Где мы?
Коллега открыла рот, словно собиралась ответить, но вместо зубов у неё оказались клыки. Она зарычала и встала на четыре конечности. Из кожи начала расти шерсть.
– Я вижу тебя! – сказало существо, которое по внешним признакам ещё напоминало Аликс. – Теперь ты мой…
– Эй! Чувачок! Не умирай!
Сохорн чувствовал, что его больно шлёпают по щекам. Раскрыл глаза. Свет резанул, словно скальпель. Пахло травой. В голубом небе парили маленькие облачка, словно сделанные из ваты. В левой части груди поселилась сильная боль. Возле него сидел коренастый мужичок в красной бандане.
– Слышь меня, чувачок? – улыбнулся он. – Не умирай. Сегодня уже и так много смертей. Вон врачи уже приехали, сейчас помогут.
Сохорн улыбнулся.
– Знал бы, кому ты помогаешь, – прошептал он.
– Тихо-тихо, чувачок. Не волнуйся. Ты будешь жить.
Мир перед глазами охотника начал меркнуть, а в следующий миг он провалился в блаженное забытьё.
 
***
 
Сыворотку правды Потап всё же нашёл. По-другому, собственно, и быть не могло. Ослушаться Балтику значило подписать себе смертный приговор, получить чёрную метку. Привёз он раствор на следующий день лично. Про то, что трём его людям пришлось за этот приказ бугра сложить голову, благоразумно умолчал. Вор в законе не пустил Потапыча даже на порог. Встретил во дворе.
– Вот, – протянул Потап свёрток. – Гидробербентурат аммония. Самое совершенное на данный день вещество. Слушай, а зачем оно тебе? – не смог он скрыть своего любопытства.
– Стукача расколоть, – бросил Балтика. И не дожидаясь ответа, ушёл в дом.
Поражённый Потап ещё несколько минут простоял, не зная как реагировать на такое поведение авторитета. Не просто так братва поговаривала, что вора надо убирать. Ой, не просто так.
Могила подошёл и встал рядом. Руки с буграми мышц сложил на груди.
– Хороший дом, – бросил охранник.
– Ага… – неопределённо глянул на него Потап. – Да только хозяин у этого дома не тот.
Могила промолчал. О настроениях братвы он знал, да только значения не придавал. Не его это проблемы.
Потап уехал преисполненный настроя отстранить Балтику от дел. Однако, события последовавших дней перемешали ему все планы. Как и многим жителям планеты Земля.
Пришельцев из другого мира авторитет по-прежнему держал в гостиной. Стьюи назначил ответственным.
– Если снимешь кому-нибудь из них кляп или расстегнёшь наручники, урою, – пообещал Балтика дворецкому.
Первым, кому он ввёл сыворотку правды, стал Нокс. Вор не знал, как действует препарат, поэтому эксперимент начал с самого бесполезного человека.
Когда тело нового охотника расслабилось, с него сняли кляп.
– Как тебя зовут? – навис над гостем вор.
Нокс посмотрел на него затуманенным взором. С трудом сфокусировал взгляд.
– Как тебя зовут? – повторил Балтика.
Санёк со Стьюи стояли за спинкой дивана, каждое мгновение готовые утихомирить гостя из другого мира. Аликс, измученная бессонницей и злобой, вяло наблюдала за процессом. Бродмир же старался держаться бодро. Он прекрасно знал, что штрафникам не стоит рассчитывать на подмогу. Но надеялся, что их отсутствия хватятся. Иначе надеяться оставалось лишь на себя.
Как выбраться без помощи магии Бродмир не представлял. Высвободить руки или разорвать путы коллег он пытался всю ночь (в то время, когда Стьюи ненадолго задремал). Пытался избавиться от кляпа. И лишь потом понял, что надо исхитриться и расстегнуть кому-нибудь кляп. Но проснувшийся дворецкий расстроил эти планы. Наблюдая, как новенькому вводят что-то под кожу, Бродмир в полной мере осознал, что живыми они из этого мира не выберутся.
– Как тебя зовут? – в третий раз повторил вор.
– Ан… Ан… – прошептал Нокс.
В следующий миг его глаза закатились, и он медленно завалился на колени Бродмира. Изо рта новенького охотника пошла кровавая пена. Его затрясло в конвульсиях, и в следующий миг он грохнулся на пол.
– Воду! – скомандовал вор. – Кипячёную!
Стьюи бросился на кухню. Санёк присел возле бившегося в припадке Нокса. Поднял голову, чтобы тот не захлебнулся пеной.
Балтика ввёл подопытному пять кубиков кипячёной воды, но охотника это не спасло. Через десять минут он громко и надрывно закричал, а в следующую секунду поник на руках Санька.
– Много, – задумчиво резюмировал вор.
И недвусмысленно посмотрел на Бродмира. Главный охотник почувствовал, как похолодели его ноги.
 
***
 
На планете, где вырос Бродмир, жили милые с виду существа – вирсы. Они плевали в жертву сильным паралитическим ядом, а после пили кровь. Если напал один вирс, то ничего страшного. Просто поваляешься, посмотришь, как небольшое мохноногое создание «выпивает тебя». Вытягивали они немного, у некоторых людей после такой встречи даже голова не кружилась. Основная опасность этих животных таилась в том, что жили они семьями. Если человеку не везло, и на него нападала сразу вся семья, то шансов спастись практически не оставалось. Бродмира один раз «ловил» вирс. Лёгкий укол и всё, мохноногая животинка наслаждается человеческой кровью. Такое же ощущение было и от прикосновения шприца. Охотник почувствовал, как по телу разлилась блаженная истома. Глаза начали слипаться. Наручники перестали давить. Кляп во рту начал сильнее мешать. А ещё захотелось лечь. Очень сильно захотелось. Настолько непреодолимо стало это желание, что Бродмир даже мать бы родную (будь она конечно жива), поменял сейчас на то, чтобы просто прилечь на ковёр в гостиной.
Балтика внимательно наблюдал за реакцией гостя из другого мира. На этот раз Стьюи сразу приготовил трёхлитровый баллон кипячёной воды, а сам встал за диваном. Санёк находился рядом, готовый прийти бугру на помощь.
– Как тебя зовут? – спросил авторитет, когда водитель снял с пленного кляп.
– Бродмир Афил Тардай, – охотник смотрел в потолок и улыбался. – Сын земли Третьей и Единственной. Наследник Авена Трала Уртера. Последний из Варьямиров и первый среди корсаров Его Святейшества. Мой дом укутан серебром, а в глаза бьёт мудрый свет Вашего Ликоподобия. Чем я могу служить Вам, Великий и Могучий, самый Святейший из ныне живущих?
– Что он несёт? – участливо поинтересовался Санёк. – Может ему в ухо дать?
– Умолкни, – сухо бросил Балтика.
Аликс смотрела на главного охотника круглыми глазами. А ещё в них без труда читался страх. Естественно она понимала, что следующий укол предназначался ей. Новенькому повезло, он умер быстро. У Бродмира, по её мнению, съехала крыша. А что станет с ней после укола. И зачем аборигены вообще это делали? Действительно, дикий мир.
Бродмир же находился очень далеко от гостиной Балтики. Он стоял в тронном зале. А перед ним, на Великом Престоле, сидел Святейший из людей. Самый сильный, самый мудрый, справедливый и великодушный. Только с такими качествами в их государстве можно было стать императором. Обычный моряк – Ерём – на всеобщих состязаниях доказал, что он единственный носитель всех этих признаков Святейшего. Теперь он вызвал к себе Бродмира, послушать о морских победах, о схватках с чудовищами. Узнать сказания о далёких землях и неизведанных островах.
– Как ты оказался на нашей планете? – допрашивал Балтика.
– Святейший, – смущённым тоном ответил главный охотник. – Я здесь родился. На Третьем и Единственном острове.
– Это планета Земля и здесь нет Третьего и Единственного острова. Как ты здесь оказался?
– Я не понимаю о чём ты, Святейший, – теперь в голосе Бродмира послышалась тревога. Он по-прежнему смотрел в потолок и блаженно улыбался. Из правого уголка рта потекла слюна.
– Что он несёт?! – не вытерпел Санёк. – Может его того… чуть взбодрить? – недвусмысленно перемигнулся со Стьюи.
Балтика ему не ответил. Он вколол Бродмиру семь кубов кипячёной воды и постепенно главный охотник вернулся к реальности. Но в ту же секунду его мутные глаза закатились, и он погрузился в медикаментозный сон.
Больше гадать с дозой нельзя. Требовался специалист.
Потап долго пыхтел и даже сказал Балтике пару ласковых, но человека всё же прислал.
Худой парень лет тридцати, в очках с тяжёлой оправой, в дом известного авторитета вошёл смущённо. Поставил кожаный портфель у входа.
– Как звать? – Балтика сидел в кресле напротив охотников. Стьюи гремел посудой на кухне, а Санёк отправился до ветру.
– По паспорту? Или так? – парень по-прежнему топтался возле входа.
– Как тебя называть? – с нажимом повторил вор.
– Родители назвали Валерой. А так вообще Химиком зовут.
Балтика усмехнулся. Как этого Химика зона вынесла?! Но вскоре он нашёл ответ на этот вопрос.
– Ты проходи, не стесняйся, – пригласил хозяин дома. – Видишь вот этих двоих? – указал на охотников. – Вот мне нужно их разговорить. Сыворотка правды есть. С дозой угадать не могу. Поначалу этих молодцов было трое. Один скопытился. Поэтому если скопытится ещё один, то отправишься сразу же за ним. Я понятно объяснил?
Химик засмотрелся на Аликс. С первого взгляда он понял – за эту женщину можно и убить. Это именно его вторая половинка. Та, с которой он хочет соединить свою жизнь.
– Ау! Валера! Я понятно объяснил? – рыкнул Балтика на замечтавшегося гостя.
Химик вздрогнул.
– Понятно, – он поправил очки, пытаясь за деятельностью скрыть волнение и страх. – А можно для начала попробовать сыворотку правды?
Балтика смотрел на худощавого парня и думал, издевается ли Потап?
– На столе, – указал вор.
Химик подошёл к журнальному столику. Взял пузырёк с уже разведённым раствором. Капнул на руку и слизнул. Прищурился с таким удовольствием, словно попробовал божественного нектара.
– Неправильно, – наконец дал он заключение. – Здесь надо…
Он вернулся ко входу за своим портфелем. Выставил на столик несколько флаконов. А потом Балтика увидел чудеса, и все вопросы к этому человеку пропали. Он действительно был специалист, чем и заслужил себе репутацию. Оказалось, что раствор, привезённый Потапом – это плохая подделка вещества применяемого американским ЦРУ на допросах. Именно поэтому скончался Нокс, а Бродмир чуть не слетел с катушек. Но и с этим материалом можно добиться впечатляющих результатов, следует лишь немного улучшить формулу. Вообще Химик предложил за несколько дней сделать новый препарат, который с девяносто девяти процентным результатом расколет кого угодно. Но Балтика отказался. Он просматривал новости и понимал, что на счету каждый день.
Следующие несколько часов Химик колдовал над улучшением формулы. Переливал из пузырька в пузырёк по несколько капель. Постоянно нюхал. Несколько раз пробовал на вкус. Один раз пытался поджечь получившееся вещество, но оно не загорелось. Зато изменило цвет с белёсого на фиолетовый. При этом не проходило и минуты, чтобы он не скосил глаза на охотницу.
– Готово! – Химик посмотрел на свет получившееся вещество. Поболтал. Осадка нет.
За это время все жители дома поели. Санёк сводил каждого из охотников в отхожее место. Аликс терпела уже сутки, и сдалась когда стало невмоготу. Она попыталась возмущаться, но, получив от Санька несколько увесистых затрещин, сникла. Лишь её красноречивый взгляд обещал всем в округе такую мучительную смерть, до которой и граф Дракула не додумался.
Балтика взял пузырёк и сам посмотрел его на свет. Мутноватая жидкость ничем принципиально не отличалась от той, которую привёз Потап.
– Ну, давай! – Кивнул он на замерших в ожидании дальнейшей экзекуции охотников. – Попробуем на этой шмаре.
У Аликс возникло практически непреодолимое желание вскочить и броситься на улицу. Только сделать это со скованными руками представлялось крайне проблематичным. Пока Химик дрожавшими руками набирал шприц, охотница лихорадочно размышляла, что делать. Ничего толкового в голову не приходило. Она настолько привыкла полагаться на магию, что не видела иных выходов, кроме колдовства. Но для этого ей требовалось снять кляп. Стьюи без напоминания принёс воды и встал за диваном. Санёк задумчиво ковырялся в зубах. Бродмир по-прежнему находился в медикаментозном сне. И, судя по всему, надолго.
Химик набрал в шприц намного меньше необходимой дозы. Будь его воля, он бы вообще ничего ей не колол. Но ослушаться Балтику стало бы большой ошибкой. Вероятно, что и последней в жизни.
Когда Химик приблизился, охотница рефлекторно двинула его ногами в живот. Парень с грудным «ох» завалился на спину, шприц отлетел к стене. Рядом вмиг оказался Санёк. Он влепил охотнице зуботычину, затем схватил за волосы и поднял её лицо к себе.
– Может тебя, сука, поучить немного, а?
– Отойди, – Балтика положил водителю руку на плечо. – Я сам.
Он присел на диван возле охотницы, посмотрел в её чёрные глаза.
– Ты вообще понимаешь, что я от вас хочу?
Аликс покачала головой.
– Вы принесли в этот мир магию. И я хочу ею управлять. Пользоваться. Стать самым могущественным. Понимаешь?
Стюи, Санёк и Химик уставились на вора, словно он признался в нетрадиционной ориентации. Для каждого их них стало понятно – Балтика окончательно съехал с катушек, раз требует от людей какую-то магию.
Вместо ответа охотница заулыбалась, насколько это позволял кляп.
– Хочешь что-то сказать? – вор расценил её мимику по-другому.
Аликс кивнула.
– Сейчас скажешь, – пообещал он. – Сделаем укол и скажешь. Чего встал? – рыкнул он на Химика. – Делай, давай!
Аликс вновь попыталась помешать экзекуции над собой, но в этот раз Стьюи и Санёк её держали.
Через пять минут укол подействовал. Охотница расслабилась. Невидящим взглядом уставилась в потолок.
– Снимай кляп, – приказал Балтика.
Санёк расстегнул ремешок, вытащил пластиковый шарик.
– А-а-а? – произнесла Аликс и безумным взглядом оглядела Химика, Балтику и Санька.
– Как твоё имя?
– Ал-Ликс, урождённая Вьена.
– Откуда ты?
– Из священной земли.
– Откуда ты сейчас пришла?
– Из Рая.
Балтика довольно потёр ладони.
– Подкати кресло, – скомандовал он Химику, но тот и не шевельнулся.
Он знал, что женщина говорила правду. По-иному и быть не могло. Тогда из какого она Рая?
Санёк подкатил кресло, и вор присел напротив пленницы.
– Зачем вы пришли к нам на планету.
– Убить преступницу, – Аликс посмотрела в глаза Балтики. От этого взгляда даже у много повидавшего на своём веку авторитета зашевелились волосы на голове. Непроглядная бездна и зияющая пустота, абсолютная ненависть и желание убивать – единственное, что он видел в чёрных зрачках охотницы. Такого взгляда не могло быть у нормального и адекватного человека, пусть и под психотропным или галлюциногенным действием препаратов.
Санёк с Химиком непроизвольно отошли на несколько шагов. Лишь Стьюи, стоявший за спинкой дивана, слушал всё с таким выражением на лице, будто его разыгрывали, и он об этом знал.
– Как вы пришли к нам на планету? – Балтика продолжал допрос.
– Заклинание перемещения.
– Что будет, когда вы убьёте преступницу?
– Мы уйдём.
– Что станет с магией?
– Она пропадёт, – подтвердила Аликс самые худшие опасения вора.
– Ты сможешь научить меня магии?
– Смогу.
Балтика откинулся в кресло и глубоко задумался. Аликс неотрывно смотрела на авторитета. Подчинённые безмолвно ожидали решения бугра. Химик положил, наконец, шприц на журнальный столик.
– Санёк, – сказал вор. – Бегом к Потапу. Набирай опиатов, транков и прочей хрени, чтобы мы могли держать их под контролем. В общем, посоветуйся с этим, – указал на Химика. – Вообще возьми его с собой, пусть подскажет, что нужно. Попытается смыться, стреляй по ногам. Или по рукам. Нам ещё его мозги нужны.
Когда они ушли, Балтика несколько минут задумчиво сидел в кресле.
– Не смотри на меня, – приказал он охотнице.
– Не могу.
– Почему? – искренне удивился вор.
– Я убить тебя хочу.
Если бы несколько дней назад кто-нибудь сказал Балтике, что тот покроется липким потом от угрозы какой-то шалавы, то непременно бы заработал себе очень опасного врага. Но теперь вор почувствовал, как взмокло тело, ладони и даже пятки. Много десятилетий ему никто открыто не угрожал. Теперь он понимал, что малейшая ошибка, при общении с гостями из другого мира грозила ему моментальной смертью.
Стьюи топтался за спинкой дивана.
– Выйди, – приказал ему Балтика.
Дальнейший допрос он продолжал в одиночку.
 
***
 
Новую дверь Илья установил на следующий день. Деньги решили все вопросы. Стоило заказать лишь самую дорогую, заплатить двойную цену установки, и мигом примчались бравые ребята. Через четыре часа после звонка в обыкновенной московской квартире на Дмитровском шоссе стояла такая деревянная дверь, которую не каждый богач может себе позволить.
Ангелина первым делом сходила домой. Разбитое окно, открытая дверь и никаких следов того, что мать жива.
– Они её убили, – мрачно произнесла она.
Оставаться в доме, куда так хотелось вернуться, Ангелина не захотела.
Следующие несколько дней она спала. То ли отсыпалась, то ли глушила горе. Даже монтажники, громыхавшие перфоратором, её не разбудили.
Разбитое стекло на кухне хозяин квартиры заменил по такому же принципу – деньги решили все вопросы.
В течение следующих дней в новостной ленте не осталось больше политики, сумасбродных европейских заявлений и прочего негатива. Все полосы занимали происшествия и странные обстоятельства в разных уголках планеты.
В Лондоне, на знаменитой Бейкер-стрит, появился авианосец под флагом Соединённых Штатов Америки. Его металлическая туша раздавила целый квартал. Пострадавших и пропавших без вести под завалами власти даже не могли сосчитать.
В Уругвае, в одночасье, появилось девятьсот тридцать долларовых миллиардеров, суммарные средства которых превосходили внешний долг всех стран мира.
Копенгаген перестал существовать. На его месте образовалась необъятная карстовая воронка.
Днепр неожиданно изменил русло, а Киев затопило его водами.
Удивили российские дорожники. За несколько дней они отремонтировали все дороги страны и положили полотно даже на всех просёлочных дорогах. Министр транспорта поначалу мялся, не зная, как объяснить это чудо, а потом начал рьяно рассказывать о собственном усердии, расторопности и таланте управленца.
В Сахаре какой-то бедуин обнаружил огромное озеро с кристально чистой водой. Как это озеро пряталось от людских глаз на протяжении веков, никто объяснить так и не смог.
Полусумасшедший японский изобретатель, которого и за учёного никто не принимал, предоставил публике робота. Отличительной особенностью этого механизма стало его полное копирование возможностей человеческого тела. А мозг этого создания оказался способен обучаться. Всего за два дня робот стал полноценным членом общества: окончил школу, университет и даже устроился на работу. В газету. Статью о себе, он, кстати, сам и написал.
В Амстердаме, возле музея Винсента Ван Гога, за ночь вырос куст конопли размером с дерево из «Аватара». Полиции пришлось огородить гигантское растение, так как жители Европы потянулись к невероятному созданию. По слухам его наркотические свойства были ошеломительными.
Во Франции пропала часть суши. От Сен-Назера до Гавра. Вместо этого возникла часть суши из другого мира. Как в «Робинзонах космоса» Франсиса Карсака.
В Китае несколько заводов непостижимым образом оказались полностью автоматизированы. Даже для обслуживания больше не требовалось ни единого человека.
В Венесуэле, в результате вооружённого переворота, за одну ночь пропало всё правительство, включая даже самых мелких чиновников. Началась анархия.
В США из трёх крупнейших банков пропали деньги. Это событие спровоцировали массовые бунты в Нью-Йорке, Вашингтоне и Лос-Анжелесе. Тысячи людей требовали отставки действующего правительства, стреляли по правоохранительным органам, и даже армия не смогла справиться с митингующими. Эксперты предрекали начало гражданской войны.
Над Нууком возник прозрачный купол, обеспечивающий город теплом. Откуда он появился и как работал, никто объяснить не мог.
В Бермудском треугольнике началась чертовщина. По свидетельским показаниям тысяч людей, там видели суда и самолёты разных эпох. Те появлялись из ниоткуда и в никуда исчезали.
В России каждый день становился рекордом по количеству не прибывших на рабочее место сотрудников. Касалось это абсолютно всех отраслей, начиная от дворников и заканчивая министрами.
На Чернобыльской АЭС что-то громыхнуло. Вспышку видели даже в Белоруссии. Поползли слухи, что Зона, о которой грезили тысячи людей, наконец, образовалась.
Илья изо дня в день пробегал глазами новости. Он-то понимал, что всему виной магия, разлившаяся по миру из-за прихода охотников. Но ведь остальные жители планеты этого не знали. Что они думали, просматривая ленты? Мир выжил из ума? Грядёт апокалипсис? Кстати, и такие новости нет-нет, а проскальзывали. Какой-нибудь духовный вождь высказывался, что грядут тяжёлые времена и люди должны сплотиться и верить.
– Мне рассказывали о таком, – как-то поделилась Ангелина. – С приходом магии мир умирает. Всегда.
«Время эльфийских чудес» перестало загружаться. Накрылся сервер, о чём чистосердечно написали на странице. А ещё там написали, что чудеса теперь вокруг, игра стала не актуальна. Илья несколько раз прочёл эту надпись. Получается, что те, кто хоть чуть-чуть допускает возможность магии, сразу её увидел?
Магазин, где Илья обычно покупал продукты, закрылся. Без вывесок и каких-то видимых причин. Приходилось ходить через квартал. Но и тому работать осталось недолго. Полки опустели, новых товаров не завозили. Почти весь персонал разбежался, научившись колдовать деньги. Это только в Интернете полно доброхотов, которые ищут доверчивых граждан, обещая им рассказать, как без напряга делать деньги. На деле, если человек нашёл лёгкий способ заработать, он ни с кем не поделится. Из крана всегда течёт одна струя, пить её удобно одному.
Поначалу все торговцы радовались продажам. Пока не распознали, что денег теперь каждый может наколдовать хоть вагон. Магазины опустели в первую очередь. Лишь немногие хозяева успели спрятать товар. За деньги стало ничего не купить. Их уже не существовало, а замены им ещё не возникло. У каждого в загажнике было столько этих бумажек, что можно камины топить. На Чистых прудах появился рынок натурального обмена, который с каждым днём набирал всё большую популярность. Также за несколько дней бешеную популярность набрал сайт «Натуральный обмен», где люди могли поменять, например, мыло на кусок хлеба, бензин на машину. Но и базар на Чистых прудах и сайт вскоре начали угасать. Люди, которые посмекалистее, догадались колдовать материальные вещи. У многих это достаточно неплохо получалось.
Никто не ходил на работу, никто не ходил за продуктами. Никто вообще не ходил по каким-либо делам. Может где-то в регионах люди ещё и существовали по-прежнему, но шансов на это мало. Магия опьянила разум всей планеты. Достижения науки и культуры покатились в тартарары. Особенно это было видно на примере города-мечты-о-миллионах – Москве. Люди, когда поняли, что именно на них свалилось, начали исполнять свои заветные и не очень желания.
Последние новостные ленты начали вымирать, как исполинские ящеры. Новая информация продолжала распространяться только через социальные сети и оптимизмом не блистала. Все магазины закрылись, все государственные службы прекратили работу. Расплодились фотографии, на которых счастливые люди купались в деньгах, сжигали их, ели, мастерили из них поделки, разбрасывались, использовали вместо туалетной бумаги, обклеивали машины, квартиры, делали из них пол. Каждый радовался свалившемуся на него богатству как умел. Лишь единицы понимали, что радуются обычной бумаге, которая ровно ничего не стоит, так как понятие «стоимость» ушло вместе с деньгами.
На улицу стало опасно выходить. Закон и полиция перестали существовать в первую очередь. Большинство людей считает, что окружающие нормальные и адекватные люди. На практике всё оказалось по-другому. Когда нет рамок, нет границ и нет наказания, даже образованные люди превращаются в опасных убийц. Примеров в мире было много ещё до появления магии. Не единожды Илья с Линой слышали крики, выстрелы, а один раз где-то неподалёку всю ночь порыкивал пулемёт.
Утром Илья сказал:
– Нам нужно оружие.
1  ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8