***
 
Странная парочка ушла. Их место заняли две молодые красивые девицы с броской внешностью: одежда из дорогих бутиков, сумочки стоимостью, как дешёвая машина, телефоны с золотыми корпусами. Люди с таким достатком обычно не ходят в заведения подобного класса. Эти две девицы пили кофе и о чём‑то тихо переговаривались, заодно собирали взгляды всех окружающих представителей мужского пола. Даже Илья скосил глаза пару раз – голова как‑то странно сама поворачивалась.
Ангелина каждый раз вздрагивала от щелчка двери. Бросала тревожные взгляды на каждого вошедшего человека.
– Он держал меня в каком‑то чулане. Я не знаю, сколько там просидела. Может пару дней, а может и пару лет. Не знаю. Кромешная тьма, затхлость и пыль. Пол был деревянный. Грубый. Я старалась не двигаться, но всё равно постоянно загоняла себе занозы. Их доставание тогда было моим единственным занятием.
Она замолчала и невидящим взглядом посмотрела на поднос с красными коробочками. Илья видел, что воспоминания о тех днях вгоняют её в депрессию. Однако чувствовал, что останавливать нельзя – он первый с кем она вообще могла поделиться своим горем. И единственный, кто мог помочь.
– Я пыталась выбраться, пыталась кричать. Тщетно. Несколько раз я даже нападала на этого человека. Когда он приносил еду и ведро… – не договорила она, но Илья догадался и тактично промолчал. – Если честно, я уже потеряла всякую надежду покинуть эту темноту. Да что там… Я себя потеряла. Под конец этого заточения превратилась в какой‑то куст, растущий в вечной темноте. Целыми днями лежала и…
Она как‑то странно посмотрела на Илью. Резким движением схватила стаканчик со стола и залпом осушила остатки кофе.
– Не закажешь ещё?
Илья направился к кассе, но на пол пути вспомнил, что у него нет денег. Ему вновь стало так стыдно, что он бы даже душу на кофе поменял. Зачем‑то оглянулся, словно всерьёз ожидал увидеть знакомых. После, удручённо повесив голову, вернулся к столику.
– У меня денег не осталось, – произнёс он настолько тихо, что и сам с трудом расслышал.
– Вот и хорошо. Я уже и не хочу.
Подошла уборщица, забрала поднос с пустыми коробками и стаканчиками. Протёрла тряпочкой стол.
– Может быть я сделаю самую большую ошибку если расскажу тебе… Но… Он меня…
Она не договорила, но Илья обо всём догадался. Кулаки сжались, ногти вонзились в ладони. Он пообещал, что когда этот гад попадётся ему в руки, то через минуту уже сдохнет.
– Вскоре после этого я поняла, что сопротивляться бесполезно. Поверила, что он перенёс меня в другой мир. Да и невозможно было не поверить. Он показал мне свой мир… Там всё зелёное‑зелёное, красивое. Там всегда ясное и голубое небо, много разных милых зверюшек… Огромные леса, необъятные пастбища. И всё такое красивое‑красивое. Я как‑то смотрела передачу про Новую Зеландию, и вот там так же восхитительно! Там не бывает войн, нет денег. Там все живут в мире и спокойствии. Там нет бедных и нет богатых. Нет завистников. Там все равны и все счастливы. И всё благодаря магии.
Дверь открылась. В заведение вошли двое высоких мужчин, один с бородой, второй гладковыбритый. Лина резко обернулась, зацепилась за них взглядом. Её плечи напряглись, губы превратились в тонкую линию. Посетители прошли к кассе и стали в очередь. У бородатого зазвонил телефон. Он долго смотрел на экран, затем сказал своему приятелю:
– Валентиныч, паскуда, звонит.
Ангелина расслабилась. Передёрнула плечами, словно стряхивала опасения.
– В обмен на мою… сговорчивость, – выдавила подруга. – Он разрешил мне перемещаться по дому. А жилища там огромные. Необъятные. Находятся они посреди этой восхитительной природы. Неподалёку от дома был большой пруд. Я любила туда ходить. Вспоминать… – умолкла Лина.
Илья видел, что, несмотря на показное равнодушие, Ангелине тяжело даётся каждое слово.
– Я не испытывала дискомфорта. У меня даже были подружки, – вяло улыбнулась она. – Там находилось много девушек. И все были похищены. Впоследствии, когда я узнала заклинание «языковой лом», то смогла с ними поговорить. Они все были, как это там называется, с диких планет. Как наша. Где нет магии, а вся жизнь основана на примитивном использовании механизмов. От них я и узнала все премудрости мира, где оказалась. Обучилась магии. Если так вообще можно выразиться. Вся наша забота состояла в том, чтобы следить за домом при помощи магии. А ещё… – тяжело вздохнула она. – Исполнять все его прихоти. Мы были его гаремом. Все жители того мира имеют такой. Это в порядке вещей.
Она посмотрела в окно, где остановились двое велосипедистов, парень и девушка. Открыли бело‑зелёные фляги и жадно принялись глотать.
– Прости, что я тебе всё это рассказываю, – прошептала Лина. – Просто…
Илья взглянул на велосипедистов, увидел, как они сели на железных друзей и помчались дальше, навстречу здоровью, долголетию и счастливому совместному будущему.
– Я понимаю, – сказал он.
Лина несколько раз моргнула и посмотрела на соседний столик и сидевшую там парочку. Молодые ребята ели крылышки в панировке, пили пиво и что‑то оживлённо обсуждали.
– Это другой мир, – посмотрела она на Илью. – Совершенно другой. Там нет… – Лина огляделась, словно искала того, чего Там нет. – Ничего окружающего. Там всё живёт по другим законам. По другим правилам. Там всё подчиняется и делается при помощи магии. Людям ничем не надо себя утруждать… Вот только за людей там принимают не всех.
Илья усмехнулся. Это утверждение, похоже, подходило не только к тому, магическому, миру.
– Поначалу он мной… интересовался, – выдавила Ангелина. – Постепенно его интерес пропал. Я стала предоставлена сама себе. Как и многие другие девушки. Мы просто жили в своё удовольствие. Гуляли, спали, болтали. И мечтали вернуться домой. Знаешь, плен он и есть плен. И пускай там условия… райские. Но я не хотела там быть. Я не просила меня туда перетаскивать. Периодически он избавлялся от тех, кем окончательно пресытился. Вот и я сегодня узнала, что подлежу выселению.
Ангелина замолчала.
– А что такое «выселение»? – не вытерпел Илья.
– Так называют специальное заклинание, при помощи которого человек попадает в дикий мир. Как наш, например. Мне стыдно об этом говорить… – опустила Лина взгляд. – Но я чуть не опустилась на колени, чтобы попросить его отправить меня обратно. Сюда. Кажется он этого от меня и ждал… требовал. А после у меня наступило какое‑то помутнение… Не знаю, что на меня нашло, но я наколдовала нож. Приставила к его горлу и потребовала, чтобы он переместил меня обратно.
– И? – поторопил Илья.
– Он перенёс, – пожала плечами Лина. – Обратно в мою комнату. Так получилось, что мы оказались на кровати. Лёжа. В том же положений, из которого он меня и похитил. И лезвие вошло ему точно в сердце. По крайней мере, мне так показалось. Он успел переместиться обратно в свой мир, но… мне думается, что он не выжил. А если так, то вскоре здесь будут охотники.
– Я сегодня уже много раз слышал это слово, – кивнул Илья. – Кто они, эти таинственные охотники?
– В живую я их не видела, но по рассказам это отменные уроды. Это их полиция. Их армия. Их судьи… Как бы объяснить? Магия принадлежит тому миру. Насколько я поняла, у них существует магическая станция… или установка… – замялась Ангелина. – Даже не знаю, как её назвать. В общем, когда‑то их мир был великолепно развит технически. Они умели перемещаться в другие вселенные, могли продлевать жизнь, умели изменять пространство и время, передавать мысли на расстояния. А потом изобрели магическую установку. Как я поняла, она подчиняется физическим законам, о которых мы ещё даже не догадываемся. С тех пор граждане того мира могут жить в собственное удовольствие. Абсолютно ничего не делать. Понимаешь? Всё‑всё‑всё, что им требуется для жизни, даёт магия! Всё, что пожелаешь, можно получить при помощи магии! Как ты думаешь называется этот мир?
– Откуда ж мне знать?! – Илья посмотрел на подругу круглыми глазами.
– Знаешь, знаешь, – грустно усмехнулась Лина. – Называется он Рай, – помолчала несколько мгновений. – Что, не заиграли легенды другими красками?
Илья задумчиво почесал подбородок. В заведение тем временем ввалилась шумная компания подростков. Они на повышенных тонах обсуждали какой‑то фильм. Лина поспешно обернулась. Облегчённо вздохнула.
– Как сам понимаешь, стать жителем этого мира крайне непросто, – продолжила она. – Принимают туда избирательно. Есть множество других заселённых миров. Жители Рая называют их – отсталыми. Это бывшие колонии. Многие из жителей тех планет стремятся попасть в Рай. Но берут туда, естественно, лучших из лучших. Чем‑то выделившихся. Или тех, кто своими умениями или знаниями может пригодиться. Естественно, что при уровне технологии «Пожелал – исполнилось», таких людей находится крайне мало. В основном это охотники. Преподносят их, естественно, как миротворцев, которые наводят порядок. На деле же их функции полиции и военных – надуманны. Единственная и основная их задача – это без суда и следствия карать преступников. Точнее тех, кого в Раю посчитали преступниками. А законы там просты: никто не может посягнуть на жителя Рая; никто не может посягнуть на законы Рая; никто не может воспротивиться решению Рая. Правонарушитель уничтожается без суда и следствия. А ещё убивают всех, кто вступал с ним в контакт. Именно поэтому я сразу же и убежала из дома, чтобы не столкнуться с мамой. Не дай бог, и её убьют. На планетах‑донорах охотников боятся, как стихийного бедствия.
– А как же…
– Но есть ещё и наш мир, – предугадала Ангелина. – Такие миры называют дикими. Потому что в них ничего не известно о Рае. Ничего не знают о магии. В эпоху, когда Рай занимался колонизаторством, до таких планет не добрались.
– Не добрались? – Илья скептически приподнял бровь.
– Официально не добрались, – пожала плечами Лина. – Поверь, сейчас не это важно.
Илье неожиданно начало казаться, что всё происходящее один большой и грандиозный бред. Через несколько мгновений он очнётся в психиатрической лечебнице. Привязанный к кровати за руки, ноги, а через грудь перекинут ремень. В палате будет ещё несколько буйных и крикливых пациентов на таких же кроватях. На мгновение Илья вспомнит, как выкладывал в супермаркете товар, а свободные часы жизни тратил на «Время эльфийских чудес». Потом больное воображение вновь вернёт его за столик этой кафешки, на Савёловскую.
Шумная компания подростков взяла на всех один поднос с едой. Уселись за столик, где на повышенных тонах начали обсуждать поражение футбольной сборной с таким энтузиазмом, будто это единичное происшествие, а не аксиома. Один из них высказал подслушанную где‑то мысль, что футболистам надо собирать зарплату посредством смс‑голосования, может, тогда будут толково играть. А разбегутся так ещё и лучше – толку от нахлебников, которые умеют только проигрывать?
Илья смотрел на подростков, но размышлял об услышанном от подруги. Ещё несколько часов назад мир был обычным – проснулся, поел, позанимался какой‑нибудь ерундой, снова поел, поспал и круг замкнулся. День за днём всё одно и то же: хмурые лица, долгие часы на работе, мгновенные выходные, редкие удовольствия. Беспросветная серая жизнь до самой смерти.
– Мы на пороге чего‑то страшного, – Ангелина снова обернулась на дверь, которую раскрыла полненькая женщина, одетая по последнему писку московской моды: жёлтая блузка с длинным рукавом‑фонариком, короткие розовые шорты и белые летние сапоги выше колен.
– Страшного открытия, – кисло усмехнулся Илья. – Мир искал зелёных человечков, а пришли маги.
За окном появилась толпа десятилетней детворы. Сопровождали их две женщины, которые шли как надзиратели – одна спереди, другая сзади. Звонкие голоса ребятни были слышны даже внутри.
– За преступниками вначале пускают в погоню убийц, – продолжила Лина. – Ты его видел и даже в окно выбросил. Это житель из мира‑птиц. Они, точно оборотни в наших легендах, способны превращаться в птиц. Магия у них какая‑то своя. От Рая она не зависит, поэтому и не такая могущественная. Да и вообще они какие‑то… глупые, что ли. Я общалась с несколькими, когда жила там. Точнее пыталась общаться. По уровню развития они напоминают… – на мгновение задумалась Ангелина. – Озлобленных и неразумных детей. Однако это не мешает им даже видеть свежий ментальный след. В Раю никто не понимает, как они пользуются своими способностями, при этом магию в другие миры они не приносят. Будь этот народ хоть чуточку умней, давно бы подмяли Рай под себя. Держат же их, чтобы не дёргать охотников по мелочам.
– Дай догадаюсь, – сказал Илья. – Если убийца не справляется, то за беглецом отправляют тех самых охотников?
– Да, – кивнула подруга.
Парень через столик от них громко засмеялся. Всё заведение непроизвольно на него посмотрело. Лина вздрогнула от резкого звука.
– Меня волнует то, что охотники будут убивать всех, с кем я общалась, – склонила голову Ангелина. – Я ведь тебе уже об этом говорила.
– Значит… – призадумался Илья. – Ты, зная, что всех, с кем ты будешь общаться, убьют, ушла из дома таким образом, чтобы не встретиться с мамой. И пошла ко мне. Если маму убьют, это страшно. Если меня, то ничего. Правильно я тебя понял? – он и сам не знал, зачем задал этот вопрос. Но чувствовал: надо. Проще потом прощения выпросить, нежели чего‑то недопонять.
У Лины лицо превратилось в каменную маску. Она рефлекторно поправила причёску, взглянула в окно.
– Я пришла, – начала она резким тоном. – Потому что когда убегала из дома увидела календарь. И увидела, какой на нём год. Но эти прошедшие пять лет, не изменили моих намерений… – резко осеклась, будто оговорилась. – К тому же, между тобой и моей матерью есть несколько существенных различий. Она ни за что не поверит в рассказанное мной. Она не будет скрываться и не сможет за себя постоять. Её убьют. А ты поверишь. Сможешь нас защитить. Или я плохо тебя знаю? Может, за прошедшие пять лет ты стал хлюпиком?
– Прости, – сказал Илья. – Я глупость спросил.
Лина промолчала. Но она так делала всегда, когда у неё просили прощения. Ответа не давала, но прощала. Именно теперь Илья и поверил в услышанное на все сто процентов. А ещё понял, что ни при каких раскладах не отдаст её каким‑то непонятным охотникам на растерзание.
– А ты не можешь наколдовать что‑нибудь, сбивающее их со следа? – пришла Илье мысль.
– Не могу, – покачала головой Лина. – Я знаю лишь, что это какой‑то ментальный след. А из чего он состоит, как образуется… – развела руками. – Я вообще не знаю, могу ли колдовать. Ведь в наш мир магия придёт только вместе с охотниками. Вместе с ними и уйдёт. И если они уже здесь…
– А ты ещё не знаешь, здесь они или нет?! – расширились у Ильи глаза. – Может, вся паника вообще зря?
– Скорее всего, они уже здесь, раз был убийца, – грустно усмехнулась Лина. – Если ещё не успели прибыть, то скоро будут.
– Тогда чего мы сидим? – задал Илья риторический вопрос. – Может, стоит уже попробовать и… понимать, что нам дальше делать?
Лина не ответила. Она закрыла глаза, вытянула перед собой руки и сложила их домиком.
– Я хочу деньги сейчас.
После раздвинула ладони. Илья увидел на столе купюру, которой расплачивался на кассе. Понял, зачем Ангелина её так тщательно рассматривала.
Несколько мгновений Илья глупо таращился на билет банка России. Больше всего это походило на ловкий фокус.
– Все вещественные заклинания безумно просты, – с улыбкой посмотрела на его лицо Ангелина. – Когда в мир приходит магия достаточно представить себе предмет, а затем произнести «Я хочу что‑либо сейчас». Предмет появится там, где ты его представил и таким, каким его представил. Есть ещё боевые заклинания. Ими владеют лишь охотники. Для нас они будут бессвязным набором звуков, так как произносятся на языке создателей Машины. Проверь, – Лина пододвинула купюру к Илье. – Может, я забыла какие‑то защиты…
Илья взял билет банка России и пристально на него взглянул. С водяными знаками с правой стороны, на которых совмещены изображения номинала банкноты и лица Ярослава Мудрого, было всё в порядке. Перфорация на ощупь тоже оказалась гладкой. Взгляд уцепился за герб Ярославля, где из‑за оптической магнитной переменной краски должна бегать полоска. Однако её не было. Илья взглянул в левую часть купюры – металлизированная защитная нить на месте, значит, и герб должен переливаться. В этом он был уверен на все сто процентов. Как‑то ему попалась подделка, из‑за которой он чуть не схватил уйму проблем. После чего досконально изучил всю информацию о подлинности денежных знаков России, благо интернет давал для этого широкие возможности. В памяти, конечно, осталось мало, но основные характеристики он всё же запомнил.
– Нет, – протянул он деньги обратно. – Герб должен переливаться снизу вверх. Точнее полоска света должна по нему бегать. Поняла?
Конец ознакомительного фрагмента.

 

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, через WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным способом.
 
Перед покупкой необходимо ввести адрес электронной почты. Сразу после оплаты на этот адрес будет выслана ссылка для чтения онлайн полной легальной версии произведения на сайте автора.

 

По всем вопросам: author(собака)goncharovsergey.ru