Глава 2

 

Вадима задержали до восьми. Павел Степанович велел перетащить все коробки из склада, чтобы к утру магазин был готов встретить новый поток покупателей. Эльф раздавал автографы до закрытия. Вадим ему на глаза больше не попадался и, естественно, не разговаривал. В пять минут девятого он выскользну на улицу через склад и заспешил к метро.

Дневная жара отступила, воцарились прохладные сумерки. Вадим шел по Невскому проспекту, прохожих почти не замечал, только маневрировал время от времени, чтобы не налететь на кого-нибудь, он думал об эльфах. Перед мысленным взором стоял Кулонор Могучий: длинные белые волосы, белые зубы, бледное лицо… и красные глаза. Как у крыс. Вот чего Вадим боялся: увидеть в темноте склада два красных огонька. Эльфов довольно часто показывают по телевизору, в новостях, если попереключать каналы, можно наткнуться на репортаж  из библиотеки или… нет, только из библиотеки, нигде больше они не бывают так часто, как в библиотеках.

В девять часов Вадим был дома. Старое пятиэтажное здание располагалось на самой окраине, двадцать минут пешком от конечной станции метро. Можно, конечно, на троллейбусе или маршрутке, но это лишняя тысяча в месяц, а так сэкономить получается и для здоровья полезно.

Возле двери в комнату Вадима стояла пустая бутылка водки. Скотчем к ней была прилеплена записка.

– Бухни, дружок, – прочитал Вадим вслух. Очень смешно, опять Володин из 359-ой прикалывается!

Вадим отворил дверь, вошел, бутылка полетела в урну, он включил свет. Взгляд по привычке устремился на стол. По обернутой в целлофановый пакет буханке ползал таракан и испуганный светом, поспешил ретироваться. Вадим подскочил к столу, но таракан был мудрый и убежал, разве что хвостиком не вильнул. Слава богу, до хлеба не добрался. И что делало бы это общежитие без целлофановых пакетов?!

Сварив пельмени (на кухне ему удалось прихлопнуть аж двух тараканов), Вадим уселся перед телевизором. Он успел как раз на последний сюжет программы «Время» по «Первому каналу». Рассказывали об эльфе по имени Рододрон и трех его подчиненных из библиотеки имени Ленина в Москве. Оказывается, они обитают в этой библиотеке еще с подписания Договора, то есть полтора года. Рододрон сидел в удобном кресле, окруженный стеллажами с книгами, и разглагольствовал о своих достижениях. Одну книгу среднего объема он прочитывает за день, на «Войну и мир» ушло два с половиной дня, «Пиковую даму» одолел за полчаса. Его приятель, невысокий эльф Гронтог, который специализируется на современных детективах, проглатывает по две-три книжки в день. Все дело в структуре текста, объяснял Рододрон, книги, написаны легким слогом, близким к журналистской прозе, читаются быстро, а произведения, выделанные литературными кружевами (преимущественно классические), даются гораздо сложнее. Тем более, что эльфам, как и ныне живущим людям, близок современный язык, который они, прибыв на Землю, усиленно изучали.

Вадим мало что помнил о событиях полуторагодичной давности. Только то, что ему рассказывали медсестры. Он помнил их озадаченные, иногда даже перепуганные лица.

В какой-то момент новости перестали интересовать Вадима, он погрузился в воспоминания. Рассказы медсестер зазвучали в голове, будто они болтали возле его койки, а он, обмотанный бинтами, жадно ловил каждое слово…

 

Все началось спустя три дня, как Вадим попал в больницу. Те дни он запомнил хорошо, даже отлично. Голова в бинтах, внутри, не смолкая ни на секунду, свербит отбойный молоток, а при любом движении начинаются рвотные рефлексы. Изредка течет кровь из носа и ушей. В те дни он боялся разговаривать, а лишь спал и водил глазами – изучал потолок. Потому новости слушал, стараясь не дышать – вдруг из-за вздоха пропустит слово, доносившееся из коридора. С ним в палате лежали такие же солдаты, пушечное мясо, что отстаивало интересы неизвестных им богачей. Солдаты, большинство из которых больше никогда не вернется к нормальной жизни; расходный материал, который никогда не увидит родных, не войдет в загс, не понянчит детей. Лишь тяжелораненые были соседями Вадима – с оторванными по талию ногами, без нижней челюсти, без кишок. Когда Вадим смог самостоятельно передвигаться, то понял, насколько легко отделался. Все, кто находился в сознании, также замирали, лишь из коридора доносились голоса медсестер.

Голоса было всегда два: первый – тихий, мелодичный голосок, напоминавший больше ангельский, чем человеческий и второй – полная противоположность первого – громкий, хриплый. Медсестер Вадим на тот момент еще не видел и представлял, изголодавшийся в строю по женскому обществу, что первый голос принадлежит стройной блондинке, а второй голос ее полной противоположности – толстой брюнетке. Спустя пять дней он понял, насколько диаметрально противоположные выводы сделал.

Соседи по палате не обращали на контуженого внимания считая его почти трупом, раз при своих конечностях и с ними в палате. Между собой они изредка обменивались ничего не значащими фразами. Говорить было не о чем. Жизнь каждого из ребят за считанные дни превратилась в ад. Каждый видел калек-попрошаек в военной форме, но никто не думал, что придется оказаться с ними рядом.

Единственное, что нарушало тишину палаты в то знойное лето, было открытое окно, из которого долетал ветер, а с ним запахи и звуки природы. Не было взрывов, треска автоматов, страха… Не было рева и гудков автомобилей, голосов прохожих, музыки, гремящей из окна… Вадим представлял, будто лежит в больнице, что затерялась среди природы. Природы, куда не достала рука человека. Природы, где царит тихая ночь и солнечный день. Голоса лишь двух медсестер, да бородатого врача, что каждое утро щупал пульс Вадима, наводили на мысль, что так дело и обстоит.

В этом Вадим оказался прав.

На третий день пребывания в «раю для пушечного мяса», как выразился один из соседей по палате, в больницу, словно ураган, ворвалась новость. Палата замерла, лишь из коридора донесся хриплый голос:

– Ты слышала этот бред?

– Про летающую тарелку? – спросил ангельский голосок.

– Ага, про нее. Вот это бред! Летающая тарелка размером чуть меньше Исландии нависла над Европой!

– Почему ты думаешь, что бред?

– Ты можешь себе представить летающую тарелку размером с Исландию?

– А Исландия это что?

– Размер летающей тарелки! В исландиях они измеряются! Обычно прилетали размером одна десятая исландии, самая максимальная, что зарегистрирована, была одна третья от исландии…

– Кончай, прикалываться! – послышалась обида в ангельском голосе. Вадим многое бы отдал, чтоб отвесить оплеуху хриплому голосу.

– Ты что географию в школе не учила? Это остров в атлантическом океане.

– Учила! Просто забыла!

– Так ты можешь себе представить летающую тарелку такого размера?

– Ну… В принципе… Могу.

– А еще глав трех государств они похитили…

– Да?!

– Представляешь?! Англии, Испании и… То ли Италии, то ли Франции…

Голоса отдалились и еще долго о чем-то говорили, но слов стало не разобрать.

Вадим тогда не придал этой новости ровным счетом никакого внимания. Конечно, летающие тарелки не каждый день прилетают, но и контузия случается не каждый день…

Всю полноту информации он получил лишь спустя две недели, когда смог самостоятельно передвигаться и питаться не из капельницы, а собственными руками. Единственной связью с миром, что была в маленьком госпитале, пристроившемся в ущелье, было маленькое радио способное поймать лишь «Маяк».

У приемника, собранного на одном из заводов Китая, в те летние дни был круглосуточный аншлаг. Все, кто мог передвигаться старались ни на миг не отлучаться. Радио же позабыв обо всех войнах, катаклизмах, курсах доллара и евро, вещало лишь об инопланетянах. Поначалу новости были настолько ужасны, что раненые солдаты с горечью говорили: «Почему нас не убили!»

Главы трех государств действительно пропали, а вместе с ними пропало еще множество народа, имеющего отношение к управлению странами. Америка первая забила тревогу – убедила ООН нанести массированный ядерный удар по зависшему над миру злом. В следующие сутки семь ракет опустились на гостей. Множество людей констатировало, что тарелка содрогнулась, а спустя десять минут начала поднимать и вскоре скрылась.

Европейцы ликовали и не догадывались, насколько непоправимый вред нанесен их здоровью.

Спустя два часа после нападения землян, поступило сообщение из Африки. Летающая тарелка нависла над Чадом. Дикторы перебивали друг друга, стараясь выдвинуть версию, что же будет. Никто не угадал…

Через полчаса государства Чад не существовало. Невиданное ранее оружие, как говорили чудом выжившие очевидцы, «испепеляющий даже камни красный свет», уничтожило страну за считанные минуты.

Следующим утром европейцы вновь увидели в небе над собственными домами матовую поверхность огромного круга.

Весь мир замер в ожидании худшего…

Той ночью в больнице никто не сомкнул глаз. Выдвигались всевозможные версии, как будет происходить тотальное порабощение. Пессимисты утверждали, что порабощения не будет, а человечество ждет тотальное уничтожение.

Радио, тем временем, болтало всевозможную чепуху. Зачем-то вспомнило «День независимости» и «День, когда Земля остановилась», а особенную полемику между ди-джеями вызвало почему-то «Нечто».

Вадим сидел поодаль от всех, на старом, с разъезжающимися ножками, стуле. Его передаваемые новости потрясли, но не вызвали тревоги. Какое-то седьмое, а может восьмое, чувство подсказывало, что все будет хорошо. Всю ночь он просидел без движения, а далеко за полночь так и уснул.

Проснулся Вадим, когда за окнами рассвело. Разбудила тишина. В первое мгновение, он испугался, что никого нет, но когда открыл глаза, увидел, что ошибся. Люди замолкли, а радио, прекратив молоть чепуху, официальным тоном вещало:

– В шесть утра по Московскому времени, тысячи очевидцев наблюдали, как от инопланетного корабля отделилась маленький корабль. Он опустился на Елисейских полях в столице Франции. Из его дверей вышли все кто считался похищен. – Далее диктор сорок минут перечислял имена и должности высокопоставленных людей. – Сейчас с ними работают врачи, – закончил он.

Этим днем землян ждало еще большее потрясение. Все похищенные в один голос уверяли, будто на инопланетном корабле с ними не проводили каких-либо экспериментов, а обращались лучше, чем с гостями. Политики утверждали, что инопланетяне прилетели с целью изучения культуры Земли и никогда бы не уничтожили Чад, не будь земляне настолько глупы. На вопрос журналистов «Почему Чад?» политики отмалчивались. Взамен инопланетяне предлагали лекарство от рака, СПИДа и множество аналогов уже придуманных землянами, но более эффективных.

В этот день Вадима перевели в окружной военный госпиталь Ростова-на-Дону, где он провел три месяца. Все это время он находился будто в изоляции. Ни телевизора, ни радио, ни газет. Ничто информативное не попадало в палату госпиталя. Но Вадим не скучал, как и все солдаты, что лежали с ним. Медсестры, ухаживающие за больными, были настолько восхитительны, что Вадим частенько не мог уснуть от переполняющего тело желания. Серьезные и суровые военные врачи тем временем постоянно заставляли Вадима ходить к ним на медосмотр. Особенно Вадим зачастил к психиатру и невропатологу.

Некоторые из соседей по палате, с подвешенным языком, вечерами подолгу просиживали с медсестрами, а на утро хвастались победами. Вадим не верил ни одному их слову, хотя остальные внимали с открытыми ртами. Особенно часто брехуны рассказывали про рыженькую медсестру. Говорили, что ее лишь пальцем стоит поманить, и она дает.

На второй месяц своего пребывания в военном госпитале Ростова-на-Дону Вадим настолько наслушался рассказов о сексе, что спать стало в тягость. И вдруг выпала возможность.

За окном стемнело, палата собиралась спать. Вадим лежал, смотрел в потолок, но мысли его были далеко. Свет погас и Вадим очнулся от сладких грез. Расправил кровать, затем направился в туалет. На обратном пути он с удивлением обнаружил, что рыженькая медсестра сидит одна перед раскрытой книгой.

«Люблю таких женщин! – всплыл в сознании рассказ соседа по койке. – Дают без проблем! Остальные же мнутся… Сотрется у них там что ли?! Жалко раненному солдатику, изголодавшемуся по женщине что ли?! Машка зараза, и так с ней и сяк, а она ни в какую! Муж есть и все! – последовал дружный смех. – А вот Марина… Люблю таких! Муж, не муж… Какая разница!»

За книжкой скучала Марина. Вдобавок Вадим вспомнил, что сосед по койке рассказывал о минете, и чуть не лишился чувств.

– Надо брать быка за рога! – пробормотал парень.

Вадим постарался придать лицу самое серьезное выражение и подошел к рыжей медсестре.

– Что случилось? – подняла голову от книги Марина.

– Пойдем в… Дай мне, в общем! – выпалил он.

– Не поняла?! – Марина слегка повернула голову в сторону. – Чего?

«Ее стоит лишь пальцем поманить…» – всплыли в памяти слова соседа по койке.

Вадим глубоко вдохнул и поманил медсестру пальцем.

– Ты на что намекаешь?! – Марина улыбнулась.

– Тебе жалко солдатику дать?! Изголодавшемуся по женщине что ли?! – не своим голосом произнес Вадим. – Сотрется у тебя там что ли?!

Последний месяц пребывания в Ростове Вадим запомнил навсегда, хотя пытался забыть всеми силами.

Уже на следующее утро весь этаж знал о его способе добиваться внимания девушек. Через день весь госпиталь. Марина старалась не встречаться с Вадимом глазами, а остальные медсестры смотрели на него с улыбкой. Но самое страшное было оставаться одному с парнями. Если раньше они не обращали на него внимания, то после этого случая он стал главной персоной для бесконечных насмешек.

Наконец пришел день, когда невропатолог и психиатр признали его негодным к дальнейшей службе и спустя четыре месяца после взрыва над Вадимом снаряда, он вернулся в родной Питер.

Санкт-Петербург встретил Вадима проливным дождем. В такси он сел насквозь мокрым да вдобавок таксист попался настолько болтливый, что радиоведущие выглядели рядом с ним молчунами. За сорок минут, что ехали, он рассказал, насколько его жизнь несчастна, политики козлы, нравы бля…ие, а тут еще инопланетяне «мозги парят».

– А что там слышно про инопланетян? – меньше всего Вадим хотел услышать еще истории из жизни таксиста.

– Да что с инопланетянами?.. Куда прешь, мудила несчастный! Совсем слепой?! Где главная не видишь?! Очки одевай! Попадаются ж… Что с инопланетянами?.. – Призадумался он. – А, представляешь, чё выдумали эти… умы инопланетные! Представляешь, хотят не только культуру всего мира изучить, но еще и литрерар… Тьфу, фиг выговоришь! Ли-те-ра-ту-ру, – по слогам произнес водитель. – А ты, я вижу, солдатик? На дембель?

– Да, – не стал вдаваться в подробности Вадим.

– А я когда служил, у нас был такой случай…

В конце дороги Вадим был рад не тому, что домой приехал, а тому, что от таксиста избавился. Помимо случая в армии, где таксист выступал главным по самогоноварению, он рассказал еще о неблагодарных детях, тупой жене и по заговорчески признался, что его мечта купить бентли.

– Счастливо напиться, солдатик! – крикнул на прощание таксист.

– И вам не хворать, – пробубнил Вадим.

Подъезд за полгода отсутствия парня не изменился. Те же перила, надписи на стенах, грязные пролеты этажей. Вадим не спеша поднимался по лестнице и глубоко вдыхал родные запахи.

Квартира выглядела такой же, как и шесть месяцев назад. Лишь к бардаку и убогости добавился слой пыли.

– Родной дом! – пробормотал парень и упал на диван, а под потолок взметнулось облако пыли.

Следующие месяцы стали адом для парня, вернувшегося из горячей точки. Квартира за полгода не оплачена, и коммунальные службы грозили выселить. На работу нигде не брали. Поначалу Вадим пытался устроиться по специальности газоэлектросварщик, что успел получить до армии, но после двадцати отказов по здоровью начал искать другую работу. В те дни он приходил вечерами домой выжатый как лимон. Готовил нехитрый завтрак, зачастую из лапши быстрого приготовления, и садился перед стареньким телевизором ужинать.

Лишь спустя четыре месяца после прилета инопланетян на Землю Вадим получил полную информацию.

Инопланетяне прилетели ни с целью завоевания или порабощения – как вещал телевизор – а с целью изучения культуры. Они получили все необходимые данные и достаточно быстро их изучили. Вслед за этим исполнили обещание и открыли по всему миру пункты выдачи лекарств. Загвоздка состояла в том, что лекарства они раздавали в любых количествах и совершенно бесплатно.

Вадим начал следить за новостями, в тот день, когда в мире разразился «бунт фармацевтов» – как окрестили это журналисты. Все в мире заводы, производящие медицинские препараты, мгновенно закрылись – земные лекарства стали абсолютно никому не нужны. Инопланетяне поставляли лекарства на порядок качественней и эффективней. Пока в мире бушевал «Бунт фармацевтов» и сотни тысяч людей, оставшиеся без работы, бойкотировали здания правительств, инопланетяне потребовали предоставить им всю имеющуюся в мире литературу. В этом вопросе правительства всех стран категорически отказали.

Через два дня весь мир узнал, что Земля подписала с инопланетянами Договор. Сути Договора никто до конца не понимал по причине того, что он не разглашался. Но каждый сведущий в политике, если речь заходила об инопланетянах, с важным видом упоминал Договор.

После подписания Договора инопланетяне получили доступ к литературе.

Вадим тем временем отчаялся найти работу. Работодателям хватало взгляда в военный билет и паспорт, чтоб сказать: «В Ваших услугах не нуждаемся!». А потеря единственного жилья грозила со дня на день. В отчаянии Вадим обратился к дальним родственникам погибших родителей. От троюродной сестры матери он услышал: «У самих денег нет». А двоюродный дед отца, которого Вадим и видел то один раз в детстве, нежданно выручил. Он переписал на Вадима заброшенный садовый участок с развалившимся домом.

– Много денег за него не дадут, – сказал дед Вадиму. – Но тебе хватит. Мне в земле копаться уже поздно, ложиться туда скоро надо.

Вадим срочно продал участок почти за бесценок, но денег, что получил, вполне хватило, чтоб оплатить долг за однокомнатную квартиру и безбедно существовать три месяца. Вадим купил новый телевизор и два месяца отлучался от него лишь в магазин.

Новости, тем временем, развевались бурным ходом. Инопланетяне за считанные недели изучили всю имеющуюся в мире литературу. Большинство они изучили на корабле – ведущие производители компьютеров предоставили инопланетянам новейшие разработки, а к ним всю имеющуюся «в цифре» литературу. Каждый производитель старался угодить гостям из космоса, ведь какие перспективы открываются! Многие компьютерные фирмы начали тоннами переводить любые книги в цифровой формат, но многое, что переводилось, инопланетяне не брали.

Въедливые журналисты вскоре выяснили почему.

Инопланетяне брали все, относящееся к литературе. Публицистика, учебники, справочники, энциклопедии, дневники их не интересовали.

Но цифровыми книгами гости из космоса не удовлетворились и попросили у совета земных государств (спешно организованного землянами), разрешения на неограниченный допуск своих представителей в каждую крупную библиотеку каждой страны.

– Вот дураки! – Вадим поперхнулся пивом, когда услышал эту новость. – Пролететь огромное расстояние, чтоб книжки почитать! Придурки! Лучше б телек посмотрели!

«Бунт фармацевтов», тем временем, закончился. Люди с медицинским образованием ушли в другие отрасли. Инопланетяне ж расширяли сеть бесплатной выдачи лекарств. В каждом городе уже существовал пункт выдачи, а в крупных городах по три-четыре. Представитель инопланетян на Земле – Буртрон – клятвенно обещал открыть пункт выдачи лекарств в каждом месте, где живут люди, будь то Сахара или Антарктида.

Вадим не переставал жадно внимать новостям. Ему стоило чуть заслышать слово «инопланетяне», как он бежал к источнику звука. Новости про инопланетян стали для него наркотиком страшнее опиатов.

В это время с ним и произошло горе.

Проснувшись очередным безоблачным утром, Вадим сладко потянулся и скинул ноги с дивана. Прошлепал босыми ногами в туалет, а затем включил телевизор. Утренние программы вещали очередную чепуху. Вадим отправился на кухню. Поставил три дня немытую сковороду на огонь. Масла, что он вылил на нее, хватило б затопить соседей. После Вадим открыл холодильник…

 

– Я вас умоляю! Ну, что вам стоит! Ну, пожалуйста!!!

– Да отцепись же ты от моей ноги! – Павел Степанович старался высвободить ногу из крепких объятий Вадима. – Говорю, не нужны мне работники!

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – затараторил парень.

– Я сейчас милицию вызову! – Павел Степанович сильно дернул ногой и попал Вадиму коленом в челюсть. – Ты мешаешь мне работать!

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! – не унимался парень даже не почувствовав удар в челюсть.

Позавтракал Вадим единственным, что осталось в холодильнике – горчицей. Денег в кармане осталось на одну поездку в метро. Вадим с грустью посмотрел на телевизор, что обещал новую порцию новостей. Тяжелый вздох разнесся по всей квартире, а затем он выключил телевизор.

Работу Вадим отправился искать в прямом смысле слова. Он шел по улице и смотрел, где требуются работники. В один из магазинов одежды он рискнул зайти и спросить, не требуются ли грузчики. Смех молоденьких продавщиц провожал его до выхода. Больше Вадим не спрашивал. Он шел по улице и глядел на витрины. Люди вокруг спешили на работу. Впервые парень позавидовал людям, что имеют работу.

– А что если спросить у кого?.. – промычал Вадим.

Навстречу Вадиму шла девушка, по виду ровесница.

– Простите, пожалуйста, а вы не подскажите, где найти работу? – Вадим перегородил ей дорогу.

Девушка кинула мимолетный взгляд на парня, обошла, и зашагала дальше. За спиной Вадима раздался неудержимый смех.

Парень поспешил перейти на другую сторону улицы.

Прошагав еще два квартала Вадим так и не нашел работы, а вдобавок заблудился. В тот момент, когда он стоял и думал в какую сторону направиться, взгляд упал на витрину книжного магазина. На двери висела табличка «закрыто», но внутри находился мужчина лет сорока. Вадим сразу узнал его.

– Послушай, Вадим, – Павел Степанович глубоко вдохнул и спокойно заговорил. – У меня сейчас нет мест, но если освободится, то я тебе сразу, в этот же день, позвоню. Идет?

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – не прекращал Вадим. – Мне очень нужна работа! Я буду делать все, что скажете! Пожалейте мою покойную маму, ведь вы с ней дружили! Пожалуйста, мне очень нужна работа! Пожалуйста, пожалуйста! Очень-очень нужна!

– Вадим, – сказал Павел Степанович. – Я с твоей мамой дружил, но пойми и ты меня. Мне, сейчас, не нужны работники. У меня полный штат…

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! – Вадим вцепился в ногу Павла Степановича как утопающий в соломинку. – Я буду делать что угодно! Буду подсобным рабочим, грузчиком, витрину каждое утро мыть буду! Буду делать все, что вы скажете!

– Вадим… – на полуслове умолк Павел Степанович. – Да бог с тобой! – махнул рукой директор книжного магазина. – Ты принят. Будешь мастером на все руки!

– Спасибо огромное! – Вадим в сердцах поцеловал колено начальника. – Огромное вам спасибо! Спасибо, спа…

– Поднимись с колен и отпусти мою ногу! – приказал Павел Степанович.

Вадим поспешно встал, почистил колени.

– Когда я могу приступать? – поинтересовался парень.

– Да хоть сейчас. Первым делом подмети пол.

 

Жизнь закрутила Вадима, будто пылинку ветер. Новости он стал смотреть лишь изредка. Остальное время занимала работа. Павел Степанович, хоть платил мало, но требовал много. Почти каждый день Вадиму приходилось на несколько часов задерживаться на работе – убирать на складе и в торговом зале.

Но Вадим не жаловался. Он радовался работе. Поначалу пришлось туго, и первую неделю Вадим почти не ел. Затем Павел Степанович заметил исхудалый вид сотрудника и выплатил аванс.

Постепенно дела у Вадима начали налаживаться. Он грустил лишь о пропущенных выпусках новостей. Тех крох, что он успевал перехватить вечером, не хватало. С первой же зарплаты Вадим купил маленькое, дешевое радио, наушники, аккумуляторы и больше не расставался с ним, каждую свободную минуту выискивая на длинноволновых частотах интересующую информацию.

Впрочем, в то время, не только Вадим старался не пропустить новостей. Вся страна, будто огромный зверь, застыла в прыжке над пропастью. Передаваемые ежечасно новости могли бы побить все, вместе взятые, рейтинги популярности на Земле.

Инопланетяне прочитали практически всю земную литературу. В библиотеках остались лишь некоторые из инопланетян – выискивали случайно непрочитанное.

Бестселлер вышел поначалу лишь на английском. Автором «Истории о человеке» был Кулонор Могучий. Вадим, когда услышал эту новость, нес ведро с водой.

Стоимость семи залитых водой книг Павел Степанович вычел из зарплаты.

Вадим бы никогда не догадался, что автором «Истории о человеке» является инопланетянин. Он искренне верил, что Кулонор Могучий это имя человека.

«В Африке наверно живет, – думал Вадим. – Они там все шаманы и все могучие».

Но через три дня, вернувшись с работы, Вадим услышал из вечернего выпуска новостей, что бестселлер всех времен и народов, написанный инопланетянином Кулонором Могучим, уже переведен на французский, итальянский, японский и немецкий.

– Вскоре весь мир сможет насладиться потрясающей книгой! – закончила диктор.

Информация об инопланетянах постепенно пошла на убыль. Мир захватила другая тема – «История о человеке» Кулонора Могучего. Все именитые писатели в один голос хвалили бестселлер, восхищаясь кто чем: кто восторгался образами, кто темой, кто сюжетом, но все сходились во мнении, что книга удалась по всем параметрам, чего земляне не могли сделать. Не нашлось критика сказавшего хоть одно плохое слово про «Историю о человеке». Правительства всех стран задумались над включением «Истории о человеке» в обязательный список изучаемых в школе произведений.

В Америке, через два дня после выхода книги, приступили к съемкам самого дорогого фильма в истории кинопроката. Деньги выделили столько человек, что хватило бы Австралию купить, а не только кино снять – каждый хотел внести посильную частичку себя в безмерно понравившееся произведение.

В Кот-Д’Ивуаре и Анголе, после выхода там книги, начались массовые волнения. Люди в этих странах требовали прекращения «режима тирании». Взамен предлагали создать общество как в «Истории о человеке».

Газеты и телевидение, ссылаясь на неизвестный источник в интернете, начали поговаривать о том, что волнения в Кот-Д’Ивуаре и Анголе спонсируются инопланетянами. Эта новость вызвала шквал эмоций у всех кроме Вадима.

«Дураки, – по своему обыкновению думал Вадим, выдраивая полы после окончания рабочего дня. – Инопланетяне спонсируют волнения! Надо же придумать!»

Один из каналов даже рискнул взять интервью у представителя инопланетян на Земле, Буртрона.

– Это категорически противоречит принципам расы Дэльверов! Мы никогда не причиним вреда расе Людей, что так хорошо принимает нас! – скупо заявил Буртрон.

В Анголе властям удалось подавить начинающуюся революцию, а вот властям Кот-Д’Ивуара не повезло.

Все, кто хоть что-то значил в правительственном аппарате, были убиты вместе с семьями, а во главе страны, по всеобщему голосованию, с преимуществом в девяносто девять процентов, был назначен Алгот, брат Буртрона.

... 2 ... 3 ... 4
Последняя новость:
Вышел роман "Путь Евы"
Сергей Гончаров