Не секрет, что реклама – это мощный аппарат воздействия на умы миллионов людей.

 

Когда героя романа Олдоса Хаксли «Шутовской хоровод» Гамбрила Младшего осенила нелепая идея – заставить мужскую половину человечества ходить в надувных брюках и разбогатеть на этом, она получила неожиданную поддержку матёрого дельца, мистера Болдеро. Он произнёс перед своим компаньоном речь, под которой подписался бы любой из тех, кто занимается психологической мотивацией современной рекламы.

 

Самое замечательное, что идея воздушных брюк начала успешно материализовываться, и в конце романа Гамбрил отправляется в заграничное турне, чтобы наладить их сбыт. Мистер Болдеро хорошо объяснил, почему это оказалось возможным. Ему только следовало бы добавить, что страсть к приобретательству – феномен социальный, используемый как средство давления общества на психологию потребителя. И совершенно справедливо утверждение Абраама Моля, заключающееся в том, что современный супермаркет тоже входит в систему массовых коммуникаций, ибо он используется для пропаганды определенных взглядов. Олдос Хаксли отнюдь ничего не преувеличил, связав в речи мистера Болдеро коммерцию с чванством. Рекламные кампании такого рода ведутся постоянно.

 

Они нас окружают.

 

Очень часто в подоплеке приобретательства лежит стремление человека, тщательно подогреваемое рекламой. С экранов телевизоров, из радиоприёмников, со страниц сайтов, с билбордов у дороги (этот список, если честно, можно продолжать до бесконечности – фантазия рекламщиков поистине неистощима) – нас убеждают «быть на уровне». «Вы покупаете не автомобиль, а престиж!» — говорят человеку, и тот верит. Даже если он не верит сначала, то реклама настойчиво это повторяет ему изо дня в день, из месяца в месяц. А тут, как говорится, вода и камень точит. Даже самые неверующие от постоянного давления начинают в это верить. Часто на уровне подсознания. К тому же такому человеку часто приходится сталкиваться с ранее одурманенными людьми, которые всех воспринимают лишь по тому, сколько стоят их вещи. Для таких чем обширнее стол в кабинете, тем значительнее его обладатель, хотя за этим столом он никогда не работает, разве что заполнит налоговую декларацию или черкнёт открытку родственникам. Книжные полки, заполненные стандартным набором толстых томов в дорогих переплетах, нужны ему совсем не для того, чтобы заниматься самообразованием, а для создания «атмосферы интеллигентности». И, когда он покупает жене норковую шубу, это совсем не значит, что именно такой мех нравится ему больше всего. Дело в другом: это престижный мех, символ высоких доходов, демонстрация кредитоспособности подарившего его мужчины.

 

Убеждая покупателя покупать как можно больше и как можно чаще, направляя все его интересы в материальную сторону, производители товара облекают эти интересы не только в одежды престижности, но и в заманчивую эмоциональную оболочку. Бензин конкретного бренда в такой интерпретации даёт возможность не просто проехать определенное количество километров, а обрести власть над пространством; новая детская мебель – гарантия спокойствия матери; покупка апельсинов – покупка здоровья и т. д.

 

Таковы некоторые правила моделирования рекламного мира.

 

В следующий раз, когда вам захочется какую-нибудь вещь, просто подумайте, не покупаете ли вы надувные брюки из романа Олдоса Хаксли.

comments powered by HyperComments
Сергей Гончаров Мышеловка захлопнулась

Ядерная зима

⁠Понты и реклама

Новинки литературы
Последняя новость:
Вышел роман "Путь Евы"
Сергей Гончаров